Медицинский контроль
Switch Language

Мы в социальных сетях:

Большая тайна о работе пиар-министерства: О чем МОЗ не расскажет даже под пытками

Ульяна Супрун

Минздрав уверенно поддерживает статус пиар-министерства. Чтобы создавать видимость бурной деятельности и поддерживать интерес к теме «реформирования» отрасли здравоохранения, чиновники запускают все новые и новые громкие инициативы. Польза от них - сомнительная, зато инфоповоды - завидные, и журналисты охотно их транслируют. В этом вся суть работы МОЗа: о продуманной стратегии и пошаговой ее реализации речи не идет, пиар-чиновникам нужны быстрые «победы» и блестящие «результаты».

Поддержка сельской медицины и борьба с «фуфломицинами» − вот два магистральных направления действий Минздрава. На днях и.о. министра Ульяна Супрун на своей странице в facebook анонсировала конкурс для сельских врачей. Претенденты должны подать заявку и мотивационное письмо на английском языке и пройти скайп-собеседование. В результате трое лучших специалистов отправятся на три дня в Канаду, чтобы пройти тренинг по оказанию неотложной медицинской помощи.

Ульяна Супрун

Назвать эту инициативу министерства поддержкой и развитием сельской медицины - язык не поворачивается. Сегодня сложилась критическая ситуация в сельской местности: штаты медперсонала укомплектованы максимум наполовину, а из имеющейся половины 60-65% врачей - пенсионного и предпенсионного возраста, это те специалисты, которые в большинстве своем не владеют английским языком и современными технологиями. Такие стажировки, безусловно, должны быть ориентированы на молодых специалистов, но таких в селах просто нет (хотя три со всей страны наверняка найдется).

Складывается впечатление, что о реальном состоянии сельской медицины в министерстве имеют самое туманное представление. Помните фразу, традиционно приписываемую Марии-Антуанетте, о том, что за неимением хлеба народ может есть пирожные? Так и тут: сельские медработники, у которых зачастую нет ни необходимых медикаментов в нужном количестве, ни оборудования для диагностики и лечения, ни современного парка карет скорой помощи получают возможность посмотреть на то, как лечат в Канаде… Допускам, что такие знания потенциально могли бы пригодиться представителям громад, которые будут в дальнейшем заниматься формированием и оснащением ФАПов и амбулаторий, но отнюдь не самим врачам.

В целом, понятно, что в сложившейся ситуации вместо рекламирования тренинга для трех человек, и.о. министра должна была бы быть обеспокоена разработкой государственной программы по массовой переквалификации врачей, которые должны будут работать в новых условиях, как только начнется процесс внедрения реформы. Пока же в этом направлении никаких действий не предпринимается. Переквалифакация одного специалиста на базе Национальной медакадемии последипломной подготовки им. П.Л.Шупика сейчас занимает полгода с отрывом от производства и проживанием в Киеве. Вот где реальная проблема: как быстро подготовить более 10 тысяч семейных врачей, которых пока не хватает по стране? Как оперативно подготовить смену тем сельским семейным врачам, которые через пару лет уйдут на пенсию? Однако Минздрав не планирует заниматься рутинной работой, такая деятельность не дает быстрых результатов, так что, с точки зрения пиар-активности, не имеет смысла.

Борьба с фуфломицинами со стороны МОЗа тоже носит популистский характер. Напомним, ранее мы подробно рассказывали о том, как  МОЗ создал видимость борьбы с фуфломицинами, заявив о неэффективности иммуномодуляторов для лечения простуды и гриппа, но в то же время подписывая приказы о регистрации таких препаратов с соответствующим показанием к применению.

Очевидно, что если бы стояла цель действительно оградить украинских пациентов от неэффективных препаратов, действовать нужно было бы по-другому. Во-первых, следовало бы провести кропотливую работу по изменению протоколов лечения и отредактировать показания к применению таких препаратов. Это бы позволило гарантировать, что врачи не будут назначать такие лекарства.

Еще один важный шаг - запрет на рекламу фуфломицинов. Недавно на сайте Минздрава появилась статья о лекарственных средствах и фуфломицинах, призывающая пациентов "не руководствоваться красивой рекламной картинкой… во время выбора лекарственных средств и не тратить деньги на препараты, эффективность которых не доказана". Судя по всему, в МОЗе прекрасно понимают проблему: часто пациенты выбирают препараты, основываясь на информации, которую почерпнули из рекламных роликов. Необходимость запрета такой рекламы - вопрос, который должен стоять на повестке дня. В Украине уже действует запрет на рекламу и рецептурных препаратов, и препаратов для лечения отдельных групп заболеваний, перечень которых устанавливает сам МОЗ. Так, в Статье 21 Закона Украины «Про рекламу» указано:  «Дозволяється реклама лише таких лікарських засобів, які відпускаються без рецепта лікаря та які не внесені центральним органом виконавчої влади у галузі охорони здоров'я до переліку лікарських засобів, заборонених до рекламування». Следовательно, МОЗ может очень просто ввести запрет и на рекламу противопростудных препаратов, чтобы мотивировать пациентов обращаться за медицинской помощью к врачу, а не покупать в аптеке фуфломицины, занимаясь самолечением. Для введения такого запрета Ульяне Супрун достаточно только принять соответствующий министерский приказ и на его основании внести необходимую информацию в реестр лекарственных средств, что также в исключительной компетенции МОЗа и его государственного предприятия – ГП «Государственный экспертный центр».

Вот так, один действенный шаг - и проблема с самолечением фуфломицинами будет решена кардинальным способом. Однако Минздрав не предпринимает такие действия.

Почему этого не делается? Постараемся разобраться. Целевой аудиторией, на которую рассчитана пиар-активность министерства, являются журналисты. Именно они оперативно распространяют нужные месседжи, формируя позитивное информационное поле о работе МОЗа. Публикации на сайте МОЗ уже давно носят формат пресс-релизов, которые тут же перепечатываются в любых видах СМИ.

Пациенты и специалисты в области медицины уже давно не являются целевой аудиторией. Об этом можно судить по тому, как МОЗ зачастую игнорирует пациентские обращения или критику, не формирует обратную связь. Эксперты и специалисты в области медицины тоже уже перестали относится к министерству, как к источнику достоверной и проверенной информации. Участились случаи, когда на сайте МОЗ публикуется ошибочная информация, в некомпетентности министерских пиарщиков уличают систематически. Опубликованная недавно на сайте МОЗ статья о том, как передается гепатит В и как уберечься от заражения этим заболеванием, вызвала широкий резонанс в кругу профессионалов. Например, главный инфекционист Украины Ольга Голубовская опубликовала пост на странице в  facebook, в котором указала на явные фактические ошибки в статье. И таких прецедентов - множество, так что ни о каком доверии к МОЗу со стороны медицинского сообщества речи быть не может.

МОЗ

Итак, вернемся к журналистам. Как мы определили, именно они − целевая аудитория МОЗ, ведь далеко не все обладают узкоспециальными знаниями и могут критически оценить информацию, распространяемую министерством. Гораздо чаще на МОЗ ссылаются, как на источник проверенной и достоверной информации (как и должно, быть при условии, что в аппарате министерства работают высококвалифицированные сотрудники).

Благосклонное отношение со стороны СМИ к любым активностям Минздрава можно гарантировать до тех пор, пока МОЗ не будет притеснять интересы журналистов. Запрет рекламы лекарств - это тот Рубикон, перейдя через который МОЗ уже не сможет рассчитывать на лояльность СМИ, он окажется его противником, и журналисты моментально обрушат на «команду реформаторов» потоки заслуженного негатива и конструктивной критики. Не секрет, что реклама лекарств для СМИ − это основной источник дохода и сотни тысяч рабочих мест.

Несмотря на то, что самолечение во время эпидемии гриппа приводит к трагическим последствиям, когда пациенты умирают из-за осложнений, вовремя не обратившись к врачу, а доверившись рекламе очередного инновационного средства, Минздрав не сделает столь необходимый шаг. Гораздо проще публиковать рекомендательные статьи о необходимости обращения к врачам, заявлять об этом в социальных сетях, но при этом не искоренять первопричину. А, следовательно, и не разрушать хорошо отработанную схему, при которой в информационное поле попадает только выгодная для МОЗа информация.

О таких пиар-схемах «команда Минздрава» не расскажет даже под пытками, ведь это означает расписаться в собственном бездействии, признать, что никакие реальные шаги для реформирования отрасли предприниматься не будут, а за красивыми картинками и громкими лозунгами о реформе − лишь пустота и разруха. Позволим себе напомнить МОЗу, что работа министерства − это, в первую очередь, улучшение и разработка нормативной базы, внедрение системного подхода для решения насущных задач, разработка четкого плана и вектора движения в реформировании системы здравоохранения. Это кропотливая и рутинная работа, которая в результате направлена на построение новой эффективно функционирующей системы. И только во вторую очередь это пиар-активность, яркие презентации и красочные инфографики. И этот этап должен наступать только тогда, когда уже есть о чем рассказывать и чем гордиться.