Медицинский контроль
Switch Language

Мы в социальных сетях:

Инсулины: сладкая жизнь экспертов или много сахара (не) бывает?

Инсулины

Инсулины – это громадный рынок, за который воюют производители, на котором наживаются эксперты и общественники, а государство в лице МОЗа занимается реформированием систем регулирования…

Как мы уже ранее писали в нашей статье, доходы  главного внештатного специалиста МОЗа по специальности «эндокринология» и по совместительству члена номенклатурной комиссии МОЗа, рабочей группы по закупкам МОЗа, члена КЭГа «Эндокринология и обмен веществ», члена научно-экспертного совета госпредприятия «Государственный экспертный центр МОЗ» Бориса Маньковского доказывают, что рынок инсулинов в Украине действительно большой и прибыльный для производителей, раз они готовы платить баснословные суммы влиятельному эксперту.

Из полученных Маньковским 4 млн грн почти 25% составили платежи от инсулинового гиганта – французской компании «Санофи». В нашей статье мы подробно описали, за что эксперт получил деньги от фармкомпании.

В целом, попустительство со стороны экспертного сообщества и чиновников МОЗа позволило фармацевтическим компаниям прогнуть под себя украинский рынок инсулинов. Чтобы назначение инсулинов пациентам проводилось эффективно, МОЗ приказом № 160 от 23.03.2011 г. утвердил методику определения потребности в инсулинах. Согласно этой методике, не более 3% пациентов должны назначаться аналоговые инсулины, 60% – инсулины в форме выпуска «во флаконах», остальным пациентам назначаются картриджи. Однако в реальности аналоговых инсулинов в Украине сегодня закупают для 12,5% пациентов, и за последние пять лет этот показатель стабильно растет. См. Рисунок 1 ниже:

Рисунок 1

Рисунок 1. Рынок инсулинов в Украине по формам выпуска, млн МО.

Анализ структуры форм выпуска инсулинов в 2016 году показывает: больше половины инсулинов закупались в форме выпуска «во флаконах». Однако в денежном выражении структура стремится к равновесию: флаконы – 34,0%, картриджи – 39,3% и аналоговые инсулины – 26,7% (см. Рисунок 2).

Рисунок 2

Рисунок 2. Рынок инсулинов в Украине в 2016 году по формам выпуска в денежном выражении и в млн МО.

Рекомендации МОЗ, утвержденные приказом № 618 от 18.07.2013 г., предписывают врачам отдавать предпочтение назначению картриджных форм выпуска инсулинов в случае отсутствия в течение 6 месяцев позитивной динамики от лечения аналоговыми инсулинами. При этом аналоговые инсулины назначаются пациентам со сложными сопутствующими заболеваниями, и в последние годы в Украине растет как раз количество аналоговых форм инсулинов.

Проблемы с качественной диагностикой диабета и контролем ее выполнения приводят к тому, что часто у пациентов фиксируется высокий уровень сахара в крови и, как следствие, им назначаются аналоговые формы инсулинов. Говорят, что некоторые эндокринологи умышленно завышают показатели сахара у пациентов с целью назначения им дорогостоящих инсулинов.

Согласно этому приказу МОЗ, пациентам со вторым типом сахарного диабета рекомендовано назначать картриджи. Первой редакцией Методических рекомендаций предписывалось назначать картриджи отечественного производства, а после внесения изменений (приказ МОЗ № 220 от 26.03.2014 г.) формулировка «отечественное производство» была исключена в пользу французов. Эти изменения были подготовлены активизацией лоббизма и давления на МОЗ со стороны руководителей общественной организации Международной диабетической ассоциации Украины (президента ассоциации Людмилы Петренко и вице-президента Натальи Власенко) и встречей новоназначенного министра здравоохранения Олега Мусия с компанией «Санофи-Авентис Украина».

Встреча Мусия и представителей компании «Санофи»

Встреча Мусия и представителей компании «Санофи»

Именно компания «Санофи» является самым агрессивным участником рынка, который активно проводит разъяснительную работу с врачами в регионах по поводу «правильного» назначения аналоговых инсулинов. При этом аналоговые инсулины в 2,3 раза дороже, чем картриджные формы выпуска, и в 4,1 раза дороже, чем флаконные формы выпуска. Одним из самых дорогих аналоговых инсулинов производства компании «Санофи» является «ЛантусСолоСтар®» с действующим веществом инсулин гларгин. Стоимость этого препарата в пять раз превышает стоимость препарата с таким же МНН отечественного производства «Хумодар» («Индар», Украина).

Такая политика компании «Санофи» привела к тому, что на рынке среди восьми производителей французская компания занимает третье место по уровню доходов (см. Рисунок 3), при этом по объему продаж компания занимает только шестое место (см. Рисунок 4).

Рисунок 3. Динамика продаж инсулинов в Украине, тыс. долл. США.

Рисунок 3. Динамика продаж инсулинов в Украине, тыс. долл. США.

Рисунок 4. Динамика объемов продаж инсулинов в Украине, млн МО.

Рисунок 4. Динамика объемов продаж инсулинов в Украине, млн МО.

Как видно из рисунков 3 и 4, после 2013 года рынок просел, как в финансовом, так и количественном объеме, что негативно отразилось на импортных препаратах: например, стоимость флаконов снизилась в 2 раза, сравнявшись по уровню с ценами в других странах СНГ. В то же время гривневые цены на препараты производства компании «Ново Нордиск» (Дания) выросли вместе с валютным курсом. Другие производители опустили долларовые цены, чтобы сохранить хоть какую-то доходность, однако прибыльность они потеряли.

Кризис привел к сокращению продаж дешевых флаконов, а реализация дорогих (картриджных) и самых дорогих (аналоговых) форм выпуска инсулинов осталась на высоком уровне (см. Рисунок 1). Это странно, поскольку по законам свободного рынка, в кризис, в первую очередь, потребители отказываются от дорогостоящих товаров, однако украинские пациенты «отказались» от самых дешевых. Это подтверждает, что рынок инсулинов в нашей стране не является конкурентным: все решают врачи, назначающие те или иные препараты и, соответственно, формирующие потребность (спрос), ориентируясь при этом на финансовую поддержку (явные признаки коррупционности) производителей (формируют предложение). При таком раскладе, как и в принципе в любой неконкурентной среде, регулирование рынка осуществляет государство, чтобы обеспечить баланс, или, как в случае с рынком инсулинов, – чтобы обеспечить эффективное использование бюджетных средств.

Чтобы предотвратить высокую волатильность цен на инсулины независимо от рыночной конъюнктуры (соотношения спроса и предложения), правительство решило внедрить систему референтного регулирования цен на инсулины и систему компенсации их стоимости. Вместо раздачи закупленных лекарств врачами-эндокринологами предлагается система реимбурсации, когда пациент приходит в аптеку с рецептом и получает препарат бесплатно или с частичной оплатой его стоимости. При этом государство берет на себя львиную долю расходов на приобретение больными инсулинов. Такая система широко распространена в развитых странах, в том числе и европейских. При успешном старте это был бы хороший опыт для Украины по внедрению системы реимбурсации, когда деньги действительно идут за пациентом.

Перед внедрением полноценной системы реимбурсации было решено реализовать пилотный проект. Изначально старт пилотного проекта по реимбурсации инсулинов был намечен на 1 декабря 2013 г. (постановление КМУ № 732 от 14.08.2013 г.), затем его отложили на год до 1 декабря 2014 г. (постановление КМУ № 73 от 5.03.2014 г.), потом еще на год до 1 декабря 2015 г. (постановление КМУ № 443 от 26.06.2015 г.), а позднее еще до 1 апреля 2016 г. (постановление КМУ № 1144 от 23.12.2015 г.). Однако пилотный проект по реимбурсации инсулинов так и не был запущен, несмотря на подписание Меморандума о взаимопонимании между МОЗом и производителями инсулина 19.03.2014 г. Участники рынка и регулятор не смогли договориться о формуле расчета компенсаторной стоимости.

Тем временем регионы продолжали проводить торги и закупать инсулины. По утверждениям Счетной палаты Украины, МОЗ распределил регионам в виде субвенции по 650 млн грн в 2015 и 2016 гг. Однако реально местные бюджеты утвердили расходов на лечение сахарного диабета в сумме 1 165,0 млн грн в 2015 году (в 1,8 раза больше по сравнению с потребностью, которую рассчитал МОЗ) и 1 063,7 млн грн (в 1,6 раза, соответственно) в 2016 году (Приложение 1).

Но такая ситуация сохраняла статус-кво, при которой производители год за годом пытались вернуться к докризисным ценам и уровню прибыльности. Не оставляла таких надежд и «Санофи».  Компания, как могла, спонсировала Бориса Маньковского, но самостоятельно он поломать рынок не смог бы.

И «Санофи» вышла на руководство МОЗа – первого заместителя министра Александру Павленко.

Александра Павленко

Александра Павленко

Будучи юристом, она быстро поняла предлагаемую французами схему и оценила уровень гешефта за свою лояльность. Сначала компания «Санофи» подписала Меморандум о взаимопонимании с министерством в лице Квиташвили, а Павленко создала и возглавила рабочую группу по разработке системы компенсации стоимости инсулинов (Приложение 2).

Подписание Меморандума о взаимопонимании между МОЗ и «Санофи»

Подписание Меморандума о взаимопонимании между МОЗ и Санофи

В рабочую группу включили Маньковского и других академических (столичных и региональных) и внешних экспертов, чиновников МОЗа, ГЭЦа, а также представителей производителей и общественных организаций.

Члены рабочей группы разделились на два лагеря: апологеты «Санофи» и приверженцы обеспечения эффективности использования бюджетных средств.

Суть предложения «Санофи» состояла в том, чтобы государство возмещало 100% стоимости лечения флаконными формами инсулинов вне зависимости от того, какой препарат в форме выпуска флакон принимал пациент ранее. Решение о переводе пациента с дешевого инсулина во флаконе на дорогой инсулин во флаконе принимал бы эндокринолог самостоятельно. Референтная цена на инсулины во флаконах становилась бы номинальной для регулирования уровня цен и сдерживания «аппетитов» производителей.

Но основная «фишка» от «Санофи» в том, чтобы в случае желания пациента перейти с флаконных форм инсулина на картриджи или аналоговые инсулины, государство компенсировало инсулинозависимым среднеарифметическую стоимость среди присутствующих на рынке картриджей или аналоговых инсулинов, а пациент доплачивал разницу до более дорогого инсулина, или только 10% от цены инсулина, цена на который ниже, чем среднеарифметическая цена. Самым важным моментом являлось то, что формула не учитывала сложившуюся в стране структуру форм выпуска инсулинов, то есть предусматривала свободный переход с дешевых флаконов на дорогие картриджи или аналоговые инсулины без осуществления полноценного соплатежа со стороны пациента за такой условный «прыжок».

Пациент, вместо того чтобы, например, заплатить пятикратную разницу между выпущенном во флаконе «Хумодаром» и аналоговым «ЛантусСолоСтар®», платил только разницу между ценой на «ЛантусСолоСтар®» и референтной среднеарифметической ценой по аналоговым инсулинам, а остальное ложилось на плечи государства. Пример расчета формулы «Санофи» по примерным ценам:

Переход на другие инсулины «с флакона на картридж»

Переход на другие инсулины «с флакона или картриджа на аналог»

Таким образом, по формуле «Санофи» будет происходить неконтролируемый государством переход пациентов с дешевых на дорогие инсулины. При этом государство будет нести большие финансовые потери.

Эксперты рабочей группы (во главе с Маньковским) согласились с идеей обеспечения пациентов инсулинами во флаконах и открыто выступили против идеи «Санофи» по переводу пациентов с флаконов на картриджи или аналоги, несмотря даже на то, что такой перевод может произойти только после соответственного решения комиссии из трех врачей. Маньковский  вначале пытался выйти на компромисс в поиске оптимальной формулы расчета компенсаторной стоимости, но не выдержал давления представителей «бигфармы» и постепенно перестал посещать заседания рабочей группы. Так что мы можем отнести Маньковского ко второму лагерю, главной идеей которого было внедрение системы реимбурсации по формуле полноценного соплатежа со стороны пациента, желающего перейти с дешевых флаконных форм выпуска инсулинов на дорогостоящие картриджные или аналоговые формы выпуска. Эту идею поддержали также отечественные производители инсулинов.

По альтернативной формуле в случае перехода пациента с дешевых флаконов на дорогие картриджные или аналоговые инсулины существенную долю затрат несет сам пациент, а государство гарантирует ему то, что он получал до внедрения системы реимбурсации: сохраняется статус-кво «пациент-государство», сохраняется структура обеспечения инсулинами по формам выпуска, государственные деньги используются эффективно.

Например, если пациент получал «Хумодар» (производства отечественного завода «Индар»), стоимость годового курса лечения которым составляет 2160 грн, то при желании пациента перейти на лечение картриджами он должен будет доплатить разницу до 4800 грн или до 7200 грн, а 2160 грн. будет компенсировать государство. Соответственно, при переходе с флакона на аналог пациенту необходимо будет доплатить разницу между 2160 грн и 13200 грн или 20400 грн.

В первый лагерь, кроме представителя «Санофи» Елены Калабани, вошли представители формально двух общественных организаций – Людмила Петренко от Международной диабетической ассоциации Украины (МДАУ) и Наталья Власенко от Украинского диабетического союза. Вы же помните, что ранее они работали вместе в МДАУ.

Людмила Петренко

Людмила Петренко

Наталья Власенко

Наталья Власенко

Петренко и Власенко, как общественники, начали играть «первую скрипку», заявляя о необходимости обеспечения пациентов качественными (читай − дорогими аналоговыми) инсулинами. Завуалированно конечно, но целеустремленно, их поддерживала Александра Павленко.

Неформальным лидером рабочей группы была Татьяна Думенко, с молчаливого согласия которой рабочей группой и была утверждена формула «Санофи» по компенсации стоимости инсулинов, она же после ухода Павленко из министерства занималась «проталкиванием» реимбурсации в других министерствах и ведомствах.

Татьяна Думенко

Татьяна Думенко

По результатам работы рабочей группы Кабинетом министров Украины постановлением № 239 от 23.03.2016 г. был утвержден порядок компенсации стоимости инсулинов. О том, что у сторонников «Санофи» была поддержка в Кабмине, можно судить по тому, что правительство приняло постановление, несмотря на то, что Минюст сделал негативное заключение (Приложение 3).

С целью реализации Постановления КМУ № 239 от 23.03.2016 г. МОЗ принял приказ № 359 от 13.04.2016 г. об утверждении положения о реестре реферетных цен на инсулины и порядка расчета референтной цены и приказ № 1264 от 21.11.2016 г. об утверждении реестра референтных цен на инсулины.

Цены, которые были утверждены в приказе № 1264 для функционирования механизма реимбурсации препаратов инсулина, были выше, чем:

– задекларированные на момент принятия этого приказа цены на идентичные МНН инсулинов в диапазоне от +4,29% до +137,4% (или в 2,3 раза);

минимальные цены закупок идентичных МНН инсулинов регионами в 2015 году в диапазоне от +7,69% до +169,96% (или в 2,7 раза).

Подтверждением того, что цены были выше, является пост в Facebook одного из руководителей Днепровской ОГА Юрия Голика. Он сообщил, что в 2016-м году Днепровская ОГА закупила инсулины в среднем на 36% дешевле референтной цены МОЗа.

В ответ на конструктивную критику услышали от министерских чиновников: «Вы ошибаетесь, все не так». Об этом на своей странице пишет Юрий Голик (Yuriy Golyk)​. Однако финал истории оказался еще более гротескным: МОЗ действительно пересчитал референтные цены, но вот не в сторону понижения (что было бы логично), а в сторону – повышения. В новом приказе № 123 от 14.02.2017 г. референтные цены выше закупочных цен 2016 года уже на 43%.  Кроме этого, в новом приказе МОЗа появились 5 новых позиций.

Наблюдая за активностью Минздрава, мы пришли к мысли, что пресловутое «вы ошибаетесь, все не так» − это параллельная реальность, в которой живет Ульяна Супрун и ее команда. Реальность, где нет завышенных цен и нечестных на руку экспертов. О последних, к слову, мы пишем регулярно в нашей серии #corruptiondetected на странице Медицинского контроля в Facebook. О результатах каждой публикации уведомляем МОЗ, но ответов – не получаем.

 

Проблемы на пути внедрения системы реимбурсации инсулинов

Комплексно система реимбурсации по всей стране пока не работает.

Изначально была проблема с реестром инсулинозависимых пациентов. Реестр оказался в частных и не очень чистых руках – в ООО «Украинский информационно-вычислительный центр», принадлежащем Андрею Измайлову.

Андрей Измайлов

Андрей Измайлов

Покровителем Измайлова стала экс-первый заместитель министра Александра Павленко, включившая его в рабочую группу МОЗа по разработке системы возмещения стоимости инсулинов. Свою заинтересованность и напористость в создании реестра инсулинозависимых пациентов Павленко подтвердила в интервью газете «Аптека». Она, в том числе, заявила: МОЗ необходимо подготовить подтверждение того, что создание реестра не требует расходов из государственного бюджета. Слова словами, а в реальности ГЭЦ пытался выкупить реестр и начал проводить оплаты, и проект заработал в пилотном режиме. В частности, были полностью подключены Днепропетровская и Житомирская области. Однако затем все остановилось из-за того, что ГЭЦ перестал переводить деньги. Таким было решение Татьяны Талаевой, тогдашнего директора ГЭЦ, которая заявила, что оплата создания реестра и дальнейшее им управление противоречит уставу ГЭЦ.

Татьяна Талаева

Татьяна Талаева

Согласно уставу ГЭЦ, центр должен получать деньги от регистрации препаратов как доходы, а 75% от полученной прибыли (после вычитания расходов, связанных непосредственно с регистрацией препаратов) перечислять как дивиденды в бюджет государства. Все расходы, не связанные с регистрацией препаратов, искусственно уменьшают прибыль ГЭЦа. Соответственно, расходы на оплату реестра инсулинозависимых не соответствовали прямым обязанностям ГЭЦа и, как следствие, влияли на занижение уровня прибыли центра и платежей в бюджет.

Ну а точку, которая заставила Талаеву пойти против Павленко, поставила СБУ, открывшая уголовные дела после проверки так называемых подснежников – сотрудников, оформленных в ГЭЦ, а в действительности работающих в МОЗ. Придумана эта замечательная схема была по финансовым причинам – ставки в ГЭЦ больше, платят премии, а ответственности – меньше, а точнее вообще никакой. Из-за внимания СБУ после прихода на должность директора ГЭЦ Татьяны Думенко было объявлено о наступлении в учреждении новой эры прозрачности и законности – как следствие, были отменены премии и увеличены оклады.

Несмотря на все это, в итоге после личного поручения Татьяне Думенко от и.о. министра Ульяны Супрун ГЭЦ заплатил деньги Измайлову и МОЗ получил доступ к реестру. Сегодня областные эндокринологи имеют уже доступ к реестру, однако возникла новая проблема – его наполнение. В реестр не внесены все пациенты (например, по некоторым областям в реестр внесены 1,5 тысячи пациентов, при том, что в области их более 8 тысяч), есть в реестре и «мертвые души», рассчитывающие получить компенсацию стоимости инсулинов. Так, в реестре были вычислены фейковые пациенты с дублирующими данными. Когда пациент не появляется у доктора 5 месяцев – это ж явно не пациент. Бывает так, что больной зарегистрирован одновременно в нескольких районах области или в разных областях. Например, многие пациенты, переехавшие в Киев, стоят на учете не только в городе, но и в родном селе. По областям, где миграция большая, – Донецк, Днепр, Харьков – тоже много людей, которые стоят на учете в нескольких местах одновременно. По заверениям врачей, которые работали с реестром, в него по разным областям внесены данные 80-100% пациентов. При этом не набралось даже 140 тыс. инсулинозависимых. Однако по статистическим данным МОЗ Украины, по состоянию на 01.01.2015 г. общее количество больных сахарным диабетом, принимающих препараты инсулина, составляет 217 770 человек, из них 209 786 – взрослое население и 8028 – дети.

Таким образом, пока реестр пациентов носит номинальный характер и реально не используется областными эндокринологами.

В связи с тем, что реестр больных сахарным диабетом носит номинальный статус, а работа по его адаптации не проводится, привлекаются представители аптечных сетей (торговых точек), через которые будет происходить отпуск препаратов инсулина, а также отсутствует материально-техническая база у врачей-эндокринологов для ведения реестра, имплементация Постановления КМУ № 239 от 23.03.2016 г. будет тормозиться, и приведет сначала к дефициту препаратов инсулина.

С другой стороны, работа системы реимбурсации инсулинов в регионах не налажена должным образом, поскольку в каждой области − свой индивидуальный подход к обеспечению пациентов инсулинами. Внедренная система реимбурсации инсулинов, в свою очередь, привела бы к стабилизации существующей ситуации на рынке инсулинов.

Сегодня система реимбурсации инсулинов в том или ином виде работает в таких областях, как Черниговская, Сумская, Полтавская, Харьковская и Кировоградская, Закарпатская и Волынская. При этом в Сумской и Харьковской областях пациенты, которые хотят получить аналоговый инсулин вместо формы выпуска во флаконе или картридже, могут доплачивать в аптеке и получать желаемый инсулин. Постепенно начали внедрять программу реимбурсации в Хмельницкой и Черновицкой областях.

Внедрение реимбурсации в регионах тормозится из-за наличия остатков инсулинов в медицинских учреждениях в результате проведенных закупок в 2016 году и заключенным 20% договорам в начале текущего года. И это происходит сегодня по истечении почти пяти месяцев 2017 года. Так что ничего удивительного нет, что программа реимбурсации не работает.

Есть регионы, которые даже не планируют переходить на реимбурсацию. Такие регионы или уже провели торги (Днепропетровская, Запорожская, Тернопольская и Одесская области), или планируют их провести в ближайшее время (Донецкая, Луганская, Черкасская, Ровенская, Ивано-Франковская и Львовская области).

Остальные регионы (город Киев, Киевская, Винницкая, Николаевская, Херсонская и Житомирская области) все-таки планируют переходить на реимбурсацию уже в 2017 году. При этом Киевский, Винницкий и Николаевский  облздравы перед переходом на реимбурсацию провели небольшие торги для обеспечения инсулинозависимых препаратами на один-три месяцы. Более наглядно процесс внедрения системы реимбурсации в Украине по состоянию на май 2017 года см. на карте Украины на Рис. 5.

 

Рис. 5. Внедрение системы реимбурсации в Украине по состоянию на май 2017 года.

Рис. 5. Внедрение системы реимбурсации в Украине по состоянию на май 2017 года.

 

Последствия внедрения системы реимбурсации инсулинов

Суть реимбурсации заключается в компенсации государством производственных затрат фармкомпаний. Эти затраты существенно выше у производителей оригинальных препаратов, чем у производителей генериков. Реимбурсация не предусматривает компенсацию промоционных затрат, так как промоция способствует увеличению продаж вне зависимости от реальных выписок врачей. Вскоре возникнет эффект снежного кома, когда реимбурсация приведет к увеличению промоционных затрат, которые, в свою очередь, будут увеличивать расходы на реимбурсацию в геометрической прогрессии. Будет создана «ценовая воронка», наносящая существенный вред государству.

Соплатеж пациента должен присутствовать в реимбурсации, так как дополнительные платежи пациентов покрывают часть производственных затрат, промоционные затраты и логистические затраты, в том числе услуги аптек. Отсутствие соплатежей не будет способствовать привлечению аптек в систему реимбурсации.

Идея соплатежей, например, присутствует в программе реимбурсации препаратов для лечения сердечно-сосудистых заболевания, диабета второго типа и астмы. Однако почему-то эта логика со стороны МОЗа, как регулятора рынка, не выдержана в программе реимбурсации инсулинов. Быть может, чиновники и эксперты  поздно поняли, какой трюк провернула «Санофи», или они, вероятнее всего, были в этом финансово заинтересованы: сладкая жизнь, как наркотик, один раз попробовал, и выйти из порочного круга очень сложно.

В целом, внедряемая система реимбурсации инсулинов приведет к существенным потерям государственного бюджета. Как мы писали ранее, рынок увеличится с 527 млн грн до 950 млн грн, а то и до 1,3 млрд грн. По заключениям Счетной палаты Украины, рынок уже перешагнул за миллиард, а бомба замедленного действия, заложенная апологетами идей «Санофи», приведет к спиральному расширению «ценовой воронки», поглощающей государственные деньги, как черная дыра. Так что выделенных в бюджете на 2017 год все тех же 650 млн грн хватит всего на пару месяцев.

Можно приводить еще много доводов, почему реимбурсация инсулинов не будет эффективно работать в том виде, в котором она внедряется сейчас в Украине. Вместо этого хотим поделиться конструктивными соображениями о том, какие действия следовало бы предпринять, чтобы добиться позитивных результатов.

Наше видение, как провести комплексное внедрение системы реимбурсации инсулинов:

- внести изменения в постановление КМУ № 239 от 23.03.2016 г. и приказ № 359 от 13.04.2016 г. об утверждении положения о реестре реферетных цен на инсулины и порядка расчета референтной цены с целью включения соплатежей пациентов;

- решить проблему с реестром инсулинозависимых, он должен находиться в государственной собственности;

- усовершенствовать систему проверки правильности диагностики и контроля уровня сахара в крови для недопущения искусственного завышения показателей пациентами и врачами;

- разработать прозрачные и привлекательные правила работы для аптек с целью привлечения их в программу реимбурсации инсулинов.

Как мы писали ранее в нашем анализе эффективности внедрения реимбурсации в Украине, победить коррупцию во врачебной среде возможно только путем системных изменений. С одной стороны, необходимо обеспечить прозрачный механизм назначения курса лечения. Для этого необходимо:

— провести информатизацию сферы здравоохранения: создать исправно функционирующую систему медстатистики, в которой будут фиксироваться данные о пациенте непосредственно во время приема у врача, и корректно составленный реестр пациентов;

— стандартизировать медицинскую помощь: необходимо внедрить систему стандартов лечения (в соответствии с принципами доказательной медицины) и на их основе выработать четкий и однозначный алгоритм назначения медпрепаратов;

— минимизировать конфликт интересов врачей за счет четкого механизма назначения лекарств, для этого нужно внедрить систему объективного анализа состояния пациента (проще говоря, создать алгоритм, согласно которому пациент после обследования будет получать схему лечения, соответствующую выявленной симптоматике). Для этого в Украине должна быть налажена работа лабораторной службы, стандартизация лабораторных исследований и аккредитация медицинских лабораторий (к сожалению, в этом процессе Украина только в самом начале пути).

С другой стороны, необходимо наконец-то установить «правила игры» на отечественном фармрынке и на деле внедрить правила надлежащей промоции и допустимых методов продвижения препаратов. Это можно реализовать, например, в виде отраслевого соглашения.

Приложение 1

Приложение 1. Инсулины

Приложение 1. Инсулины

Приложение 1. Инсулины

Приложение 1. ИнсулиныПриложение 1. ИнсулиныПриложение 1. Инсулины

 

Приложение 2

Приложение 2. ИнсулиныПриложени 2. ИнсулиныПриложени 2. Инсулины

Приложение 3

Приложение 3. ИнсулиныПриложение 3. ИнсулиныПриложение 3. Инсулины

Регионы