Медицинский контроль
Switch Language

Мы в социальных сетях:

Каждый год воровать по-новому. Почему в Украине умирают больные гемофилией

Каждый год воровать по-новому. Почему в Украине умирают больные гемофилией

 

Нам в «Медицинском контроле» много раз приходилось слышать, что универсальных методов борьбы с коррупцией не существует. Поскольку коррупция в медицине - явление глубоко укорененное и разнообразное (это не только информация о ценах на препараты и победителях тендеров, как думают некоторые наивные общественники), то и любые попытки системного решения этой проблемы будут тщетны. Борьба против коррупции – это, говорят люди, постоянный поиск иголки в стоге сена. Мы с таким мнением не согласны. Деятельность «Медицинского контроля» подтверждает противоположное. Есть понятные аксиомы проведения прозрачных и конкурентных закупок, нарушение которых дает нам четкий сигнал о сговоре и противозаконных действиях заказчиков и участников торгов. Обязательные первоначальные антикоррупционные действия при проведении любых тендеров в сфере здравоохранения предполагают:

  • правильное определение предмета закупки,
  • оценку показателей потребности и объемов закупки,
  • предварительный анализ уровня цен и стоимости лечения различными лекарственными средствами,
  • расчет ожидаемых показателей обеспечения пациентов  медикаментами (что особенно важно в условиях ограниченного бюджетного финансирования),
  • обоснованность принятия итоговых решений.

Если вы сомневаетесь хотя бы в одном из указанных пунктов, то это первый признак готовящейся коррупционной схемы. Значит, необходимо более детально изучить интересующие вас процедуры закупки, а не ждать результатов торгов.

Именно так обстоит дело с закупками фактора крови ГУ «Институт патологии крови и трансфузиологии НАМН Украины» (г. Львов). Минздравом Украины на протяжении последних лет, как ни странно, отработана необходимая нормативная база для проведения прозрачных закупок медикаментов по гемофилии. Подготовлены стандарты и протоколы лечения, ведется статистика заболеваемости и осуществляется расчет потребности в факторах крови. Но в вышеупомянутом Институте закупки факторов крови проводят, следуя совершенно другим принципам: воруй, сколько сможешь.

Парадоксально, но пока Минздрав во всеуслышание и совершенно справедливо уличают в неспособности провести прозрачные и результативные торги, в Институте патологии и трансфузиологии НАМН Украины «втихую» создаются тепличные условия для заработка грязных денег через закупку продукции заранее определенных производителей факторов крови. В чем-чем, а в «чистоте рук» заслуженные врачи, в отличие от госслужащих, знают толк.

Уже второй год ГО «Медицинский контроль» анализирует ситуацию с закупками этого Института, и не перестает удивляться изобретательности его руководства и Тендерного комитета, которые ежегодно на глазах у всех проводят мастер-класс по вопросам дискриминации участников конкурсных торгов.

Из года в год прослеживается «фирменный стиль» закупок Института патологии крови и трансфузиологии: их постоянная коррупционная маржа обеспечивается непостоянными и изменчивыми год от года требованиями к участникам торгов.

Начнем с самого общего и простого – со списка препаратов, точнее – с определения предмета закупки.

Перечень факторов, которые закупал Институт в 2013-2014 годах, выглядит так:

 

2013

2014

1

Эптаког альфа активированный (рекомбинантный фактор VIIa), 120 КМО Эптаког альфа активированный, 100 КМО

2

Фактор VIII свертывания крови человека, 500 МЕ Фактор VIII свертывания крови человека плазменный, 500 МЕ и 1000 МЕ

3

Фактор VIII свертывания крови человека, 1000 МЕ

4

Фактор ИХ коагуляции крови человека, 500 МЕ Фактор ИХ коагуляции крови человека плазменный, 500 МЕ и 1000 МЕ

5

Фактор ИХ коагуляции крови человека, 1000 МЕ

6

  Мороктоког альфа, 500 МО

7

  Нонаког альфа, 500 МО

 

Позиция № 1. Изменена дозировка препарата. Это легко объясняется тем, что единственный зарегистрированный рекомбинантный фактор VIIа (торговое название – «Новосевен») прекратили производить в дозировке 120 КМО/флакон, и начали выпускать в дозировках 100 КМО/флакон и 250 КМО/флакон. В 2013 году с Институтом «договорились» о закупке остатков этой дозировки произведенной для Украины с очень низким сроком годности (и соответственно с высоким уровнем «отката»). В результате закупили «новую дозировку», но все равно с низким сроком годности.

Позиции №№ 2-3 и 4-5. Объединение попарно двух дозировок в один лот. Это означает, что в 2014 году разные дозировки одного препарата по этим позициям будут закуплены только у одного производителя.

В 2013 году использовался другой подход. Тогда дозировки по этим позициям были разбиты на отдельные лоты, но для отсеивания неугодных производителей были выписаны специальные требования относительно общего срока годности и условий хранения препаратов:

 

№ позиции

Предмет закупки

Специальные требования

Препарат, который соответствует требованиям

Позиция 2

Фактор VIII свертывания крови человека, 500 МЕ

Общий срок годности не менее 2 лет, хранение при комнатной температуре

«Октанат» (Октафарма, Австрия)

 

Позиция 3

Фактор VIII свертывания крови человека, 1000 МЕ

Общий срок годности не менее 3 лет, хранение при комнатной температуре

«ФАНДИ» (Институто Грифолс, Испания)

 

 

Еще отметим такую деталь, что по позициям №№ 2-3 и 4-5 в определении предмета закупки появилось слово «плазменный». Включения в определения предмета закупки слова «плазменный» по позициям №№ 2-3 и 4-5 логически указывает, что дополнительно должны закупаться отличные от плазменных факторы крови.

Такими «не плазменными» факторами, т.е. рекомбинантными факторами являются 2 новые позиции, которые отсутствовали в номенклатуре закупок Института 2013 года – Мороктоког альфа (500 МО), Нонаког альфа (500 МО).

О бюджетной целесообразности закупки и стоимости рекомбинантных факторов мы поговорим немного ниже. Сначала – о приемах дискриминации участников торгов и ограничении конкуренции, которые применяет Институт.

Названию «мороктоког альфа» соответствует только один препарат – «РеФакто», который производит компания «Вает Фарма» (Испания), заявителем которого является американская корпорация «Пфайзер».

В то же время, согласно регистрационному свидетельству, международное непатентованное  название препарата «РеФакто» определено как «сoagulation factor VIII» («фактор свертывания крови VIII»), а его полное торговое название – «Рефакто AF® фактор коагуляции крови человека VIII рекомбинантный (мороктоког альфа)».

1

http://www.drlz.kiev.ua/ibp/ddsite.nsf/all/shlz1?opendocument&stype=847CA6BE0EC27217C2257C6F0031ADDA

 

Таким образом, подтверждается наша гипотеза, что появление слова «плазменный» в определении фактора крови VIII за позициями №№ 2-3, означает еще покупку фактора крови VIII рекомбинантного в 2014 году, но который почему-то определен как «мороктоког альфа».

Кстати, закупки Минздравом факторов крови для лечения и профилактики гемофилии у детей также предполагают закупку «мороктокога альфа», но определен такой предмет закупки Минздравом именно как «фактор свертывания крови VIII (рекомбинантный)», а не «мороктоког альфа». Почему? Потому что такое определение предполагает закупку не только препарата производства «Пфайзер», но и аналогичных факторов крови других производителей.

 

ИНСТИТУТ 2014

МИНЗДРАВ 2014

Предмет закупки Торговое название Производитель Предмет закупки Торговое название Производяитель

Мороктоког альфа

РеФакто

Вает Фарма

(Испания) / Пфайзер (США)

Фактор свертывания крови VIII (рекомбинантный)

РеФакто

Вает Фарма

(Испания) / Пфайзер (США)

   

КОДЖИНЕЙТ ФС

Байер (США)

   

РЕКОМБИНАТ

Бакстер (США)

   

ГринГен

Грин Крос (Корея)

   

АДВЕЙТ

Бакстер (Бельгия)

 

Занимателен тот факт, что директор Института, который уполномочен подписывать договора о закупках – Василий Новак – на протяжении многих лет являлся главой рабочей группы по закупке факторов крови в Минздраве и прекрасно знает о том, как определяют предмет закупки в Минздраве.

Но на своем подворье – и собака пан. В Институте все будет так, как нужно господину Новаку. В документации конкурсных торгов Института четко определено, что каждый участник торгов обязан предоставить «документы и информацию, подтверждающие соответствие предлагаемого предмета закупки требованиям документации конкурсных торгов к предмету закупки определенного в п.8.1. Раздела 3 настоящей документации конкурсных торгов», который определен как «мороктоког альфа».

Таким образом, участник обязан подтвердить не то, что он предлагает аналогичный «фактор свертывания крови VIII (рекомбинантный)», а именно то, что его предложение – это «мороктоког альфа», а точнее – именно препарат «РеФакто» (Вает фарма/Пфайзера). При любом другом препарате «предложение конкурсных торгов, которое не соответствует медико-техническим требованиям, изложенным в этом пункте и пункте 8.1 раздела 3, будет отклонено как несоответствующее требованиям документации конкурсных торгов».

Это коррупция чистой воды. Институт заранее определил, что готов закупить фактор крови только у конкретного производителя. Сама идея тендера убита, речь идет о заведомо откатной закупке.

С позицией «нонаког альфа, 500 МО» та же самая ситуация – это фактор ІХ коагуляции крови человека (рекомбинантный). И здесь опять возможно закупить только один препарат – «БенеФикс», производства «Вает Фарма»/«Пфайзер». Единственная разница по сравнению с «мороктокогом альфа» здесь заключается в отсутствии вообще любых конкурентов.

При этом наши махинаторы настолько запутались в своих ежегодных тендерных игрищах, что нововведенные требования противоречат друг другу.

В документации конкурсных торгов 2014 года появился такой пункт: «торговое название предлагаемого товара должно входить в Перечень лекарственных средств отечественного и иностранного производства, которые могут закупать заведения и учреждения здравоохранения, которые полностью или частично финансируются из государственного или местных бюджетов, утвержденного Постановлением КМУ от 05.09.1996 № 1071 «О порядке закупки лекарственных средств учреждениями здравоохранения, финансируемых из бюджета» (для этого участник торгов подает соответствующую справку).

Во-первых, формально это требование не может выполнить НИ ОДИН участник торгов, поскольку перечень КМУ состоит только из международных непатентованных наименований лекарственных средств (МНН), а не торговых названий, и соответствующих им кодов АТХ-классификации, т.е. все предложения должны быть отклонены как «несоответствующее требованиям документации конкурсных торгов» (см. выше). Само это требование оформлено в стиле женского кафкианского бюрократического абсурда.

Во-вторых, такие МНН, как «мороктоког альфа» и «нонаког альфа» в перечне постановления КМУ тоже отсутствуют, т.е. невозможно не только предоставить соответствующие справки, но и нельзя использовать бюджетные деньги на такие «предметы закупки».

Единственное, что предусмотрено постановлением КМУ от 05.09.1996 № 1071 – это закупка факторов сворачивания крови в соответствии с определенными кодами АТХ-классификации.

 

1

http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/1071-96-%D0%BF/print1390492378439805

 

Поэтому единственное, что может сделать участник торгов – это подать справку, что он предлагает факторы свертывания крови, которые соответствуют кодам АТХ-классификации, определенных в Постановлении КМУ.

Но вот незадача: по фактору свертывания крови VIII (рекомбинантному), в т.ч. и по «мороктокогу альфа», у всех других производителей абсолютно идентичные коды классификации:

 

Предмет закупки

Торговое название

Производяитель

Код АТХ

Фактор свертывания крови VIII (рекомбинантный)

РеФакто

Вает Фарма

(Испания) / Пфайзер (США)

B02BD02

КОДЖИНЕЙТ ФС

Байер (США)

B02BD02

РЕКОМБИНАТ

Бакстер (США)

B02BD02

ГринГен

Грин Крос (Корея)

B02BD02

АДВЕЙТ

Бакстер (Бельгия)

B02BD02

 

Таким образом, содержание требуемых справок и подтверждение соответствия предлагаемого товара постановлению КМУ от 05.09.1996 № 1071  – это одновременно подтверждение того, что на такой «предмет закупки» («нонаког альфа» и «мороктоког альфа») нельзя использовать бюджетные деньги, что «предмет закупки» вопреки нормам закона определен под одного производителя с намеренной дискриминацией прав производителей аналогичных препаратов.

Отметим еще несколько новых требований, которые, мягко говоря, немного странны.

1. Пункт 2.14 раздела 2 Документации: «участник должен предоставить гарантийное письмо о возможности срочной поставки (в срок одного-трех часов с момента получения заявки письменной / устной) препаратов лекарственных».

Последние несколько лет торги по факторам свертывания крови в Институте непременно выигрывали киевские компании ТОВ «Людмила-Фарм» и ТОВ «Фармадис». Непонятно, как возможно гарантировать поставку препарата за 3 часа из Киева во Львов? Хотя гарантировать можно. Вопрос другой: «А как это выполнить?»

2. Абзац 3 пункта 7.2. раздела 7 Документации: «форма выпуска препаратов лекарственных изменению не подлежит».

Это перестраховка для предотвращения ситуации, которая была с закупкой «Новосевена», которую мы описывали выше. Тогда до закупок оглашалась одна дозировка препарата (120 КМО), а фактически поставлялась абсолютно другая дозировка (100 КМО) с низким сроком годности (29,1%)

 

1

 

1

 

 Препарат был произведен в мае 2012 года.

Торги прошли 19.08.2013.

Процедура полная – договор через 30 дней.

Самый ранний срок поставки – 20.09.2013.

Остаточный срок годности на момент поставки – 7 месяцев (или 29.1 % от общего срока годности), общий срок годности – 24 месяца.

3. Абзац 4 пункта 7.2. раздела 7 Документации: «срок годности на момент поставки должен быть не менее 12 месяцев либо не менее 75% от общего срока годности»

В 2013 году минимальный срок годности составлял не менее 15 месяцев.

Таким образом, минимальный срок годности препаратов будет составлять около 50% от общего срока годности. За такие «услуги» по скупке пропадающих препаратов у фармкомпаний всегда предполагается дополнительная «благодарность» заказчику.

Теперь вернемся к самому главному вопросу – к вопросу обеспечения больных необходимыми факторами крови.

Нам в «Медицинском контроле», как и всем без исключения украинским пациентам, абсолютно все равно, кто будет победителем этого тендера. Коррупция и ограничение конкуренции – это, прежде всего, завышение цен (учитывая все скрытые коррупционные платежи), следовательно – уменьшение количества пациентов, которые получат необходимые факторы крови.

Появление рекомбинантных факторов VIII и IX в номенклатуре закупок Института – это серьезный повод задуматься относительно мотивации и ответственности людей, которые принимают такие решения.

В среднем в Украине стоимость VIII рекомбинантного фактора на 50% превышает стоимость плазменного, а у IX рекомбинантного фактора цена вообще более чем в 2 раза выше, чем цена плазменного. Таким образом, по результатам включения рекомбинантных факторов в номенклатуру закупок, VIII фактор крови вместо 3 пациентов получит 2 пациента, а IX фактор крови вместо 2 пациентов получит 1 пациент. И это без учета фактических цен, которые ожидаемо будут выше цен Минздрава, т.е. охват пациентов лечением будет еще ниже.

Уровень обеспечения факторами крови больных в Украине в 5 раз ниже, чем в России (о Европе вообще не приходится говорить). Что такое профилактика, взрослые больные гемофилией даже не догадываются. При таких обстоятельствах закупка рекомбинантных факторов крови, да еще и по дискриминационной процедуре – просто преступление не просто против государственного бюджета, а против жизни и здоровья людей.

Минздрав по взрослой гемофилии не покупает рекомбинантные факторы, а покупает VIII рекомбинантный фактор только для больных гемофилией детей в возрасте от 0 до 2 лет. Никому иному, кроме детей, за бюджетные деньги такая роскошь недоступна в Украине. Наверное, сейчас это правильная позиция, которую поддерживаем не только мы, но и Всеукраинское общество гемофилии.

Но самая большая ирония этой ситуации заключается в том, что компания «Пфайзер» и так является главным претендентом на поставку всех рекомбинантных факторов в Украине, поскольку имеет самую низкую цену за единицу МО и не требует никакой дополнительной «поддержки» со стороны «заказчика» торгов. Конечно, никто не распространяется о том факте, что курс лечения рекомбинантными факторами «Пфайзера» требует намного большее количество МО, чем лечение препаратами других производителей. В перерасчете на курс лечения, то, что было самой низкой ценой за МО, очень просто становится самым дорогим курсом лечения. Но слепое тендерное правосудие безмолвно молчит. Куда ему разбираться с курсами лечения, когда бревна в своем глазу не видит. Сначала хотя бы разобраться с правильным определением предмета закупки и другими противозаконными инициативами «тендерщиков», которые год от года придумывают что-то новенькое.

Размышляя о сложившейся ситуации, «Медицинский контроль» пытается найти и другие – рациональные объяснения. Возможно, такое стремительное появление рекомбинантных факторов и уменьшение объемов закупки плазменных факторов – это своеобразная защита Институтом пациентов от новых плазменных препаратов, которые так и ломятся на рынок Украины и которых, как огня, боятся наши обездоленные пациенты. Кому, как не врачам Института, знать всю правду о новых препаратах, поскольку клинические исследования проводили именно во Львове, именно они. Возможно, возможно… Сейчас все возможно. Невозможно только выжить в таких условиях больным гемофилией.

 

Регионы