Медицинский контроль
Switch Language

Мы в социальных сетях:

Конференция по новому корпусу ОХМАТДЕТ упадочна и порочна

Недостроенный корпус Охматдета: к 2015 году придумается очередной повод перенести строительство

 

Итак, обещанный отчет о конференции. Предвосхищая дальнейшие подробности, скажем сразу для тех, кто торопится: вместо конференции, которая должна объяснить, почему смета строительства нового корпуса ОХМАТДЕТ выросла на треть, мы увидели профанацию. Как считают эксперты, мероприятие - «Полная показуха, рассчитанная на профанов. Имитация конференции, имитация обсуждения, очковтирательство для прикрытия грандиозного распила бюджетных средств».

А теперь подробнее. По нашему мнению (совпадающему с мнением других гостей конференции), 90% присутствовавших – сотрудники Охматдет, в добровольно-принудительном порядке собранные на мероприятие руководством. Само мероприятие прошло на высоком уровне – очень, очень высоком для научной конференции. Поневоле хотелось порадоваться за организаторов и украинскую науку и медицину, нашедшие в себе силы организовать конференцию (с фуршетом, все как у людей) в «Премьер-паласе». Если кто не знает, то это – самая дорогая гостиница Киева, в которой чашечка кофе стоит 60 грн.

На самой конференции доклады явственно распадались на три части. Одна часть – церемониальные доклады руководства ОХМАТДЕТа, Укрпрофмеда и прочих устроителей светлого будущего клиники. Другая – доклады приглашенных из-за границы медиков, которые делились опытом своей борьбы с тяжелейшими заболеваниями. Правда, связь этих докладов с «медицинской составляющей проекта строительства» осталась нераскрытой: из выступлений зачастую было неясно, знакомы ли вообще докладчики с проектом. И, наконец, третья часть конференции – выступления представителей фирм, занимающихся производством или поставками медицинского оборудования и программного обеспечения. Эти выступления были наиболее красноречивы, и как дважды два доказывали: ОХМАТДЕТу не обойтись без предлагаемых продуктов, желательно – всех сразу.

Представителем УкрПрофМед (организации, которая возводит новый корпус и, теоретически, очень близка к завершению работ) вместо обещанного Зварича выступил господин Полищук, представившийся как «инженер». Молодой инженер слегка плавал в цифрах, походя наврал о «100%-ной готовности» основных конструкций нового корпуса и сказал буквально полслова о том, какие же причины заставили их пересмотреть смету строительства (кроме алчности, разумеется). Как выяснилось, всему виной – система отопления. «Ну, чуток ошиблись при первоначальном создании проекта. 700 миллионов туда, 700 миллионов сюда – подумаешь, большое дело!» - как бы говорил нам всем видом инженер Полищук.

 

Красивый потолок. Стоит также обратить внимание на затылки сидящих спереди: кажется, один из них принадлежит господину Соловью, который, по слухам, неофициально разруливает вопросы закупки оборудования
Красивый потолок. Стоит также обратить внимание на затылки сидящих спереди: кажется, один из них принадлежит господину Соловью, который, по слухам, неофициально разруливает вопросы закупки оборудования

 

Без права на ответы

В первый день представители Опекунского совета еще пытались что-то спрашивать у докладчиков. Глава совета, Оксана Корчинская, во всеуслышание задала вопрос из зала представителю компании «Электа» в Восточной Европе, госпоже Ирине Сандин: почему для Украины предложена такая высокая цена за линейный ускоритель Electa Sinergy S? Украине этот ускоритель продают за 59 млн гривен, а вот в Европе и США в аналогичных сделках фигурировали суммы в 3-4 млн долларов. Ведь Украина небогатая страна – почему же цена столь высока? Госпожа Сандин явно смешалась и процедила сквозь зубы: «Очень интересный вопрос…», но тут же собралась и ответила на него крайне неинтересно: мол, вопросами формирования цены они не занимаются, и для выяснения нужно обратиться к фирме-посреднику. Что это за фирма-посредник, и почему она нужна в этой схеме, Ирина Сандин тактично умолчала. Тем более, что для этого ей удачно создали все условия организаторы конференции, шикая и маша руками в сторону пани Оксаны Корчинской: дескать, по регламенту вопросы надлежит задавать в письменном виде, а ответят на них в конце дня. Когда наступил обещанный конец дня, организаторы радостно перенесли все вопросы на завтра. В надежде, что мы не придем. Но не тут-то было. Мы пришли снова.

Отвечать все-таки пришлось. Организаторы ответили на 2,5 наших вопроса из 8 в целом. Представитель УкрПрофМед, инженер Полищук, воспользовался своим неотъемлемым правом увильнуть и попросту нас проигнорировал, хотя посланники «Медконтроля» подходили к нему в кулуарах, задавали те же вопросы, хватали его за руку и неоднократно спросили где ты девал деньги.

Итак, наши вопросы, которые так напугали устроителей конференции: Если планируется интеграция нового оборудования с оборудованием аналогичных отделений ОХМАТДЕТа, то значит ли это, что новое оборудование не дает системного улучшения и изменения медицинских систем, а только количественное? Вопросы в Укрпрофмед: Просьба подробнее рассказать о том, какие именно причины обусловили увеличение сметы строительства на более чем треть. В чем причина изменений в проекте? Какие основательные изменения в медицинском задании проекта обусловили его переработку и изменения в смете? Если вы сочли нужным внести изменения в систему отопления – то как могло быть, что прошла утверждение предыдущая система? Почему вы озвучили площадь возводимого объекта такую же, как была до изменений в проекте (67 000 кв. м.) – ведь, судя по документам, площадь самой стройки увеличивается. Приняты ли уже решения о закупке оборудования, о котором говорят докладчики? В новом корпусе предусмотрен запуск новых отделений с новым оборудованием. Какова будет судьба вполне пригодного к работе оборудования, работающего в аналогичных отделениях ОХМАТДЕТ сегодня? Так, сейчас в отделении афереза 5 аппаратов. Предполагается запуск нового отделения с 7 новыми аппаратами. Что будет со старыми?

Ответ Коваль: Оборудование, заложенное в проект, подразумевает насыщение, наполнение оборудованием нового корпуса, как если бы он вообще был автономным. Когда это будет, в конце апреля проведем анализ №2, это анализ того, что есть, что на балансе, что будет списано, что прослужит еще 5-10 лет и так далее. Если у нас с вами планы не поменяются,  мы будем сдавать корпус в конце 2014-го года, то эта работа в активной фазе будет где-то второй квартал нового года.

Ответ Юрия Гладуша: Здесь вопрос касается состыковки старого и нового оборудования, которое есть в Охмадтете, я хочу сказать о том что, сегодня, то что обсуждалось, это первый этап модернизации больницы, тот который запланирован в данный момент. Всего этапа предстоит три и, безусловно, обновление будет всего оборудования, всех корпусов и, безусловно, больница и работает, и будет работать как единое целое. Каков формат конференции – научная, научно-практическая, бизнес-конференция?

Ответ Коваль: Тут еще вопрос есть, по поводу формата конференции: «Какой формат проведения конференции, научный, научно-практическая или бизнес-конференция?» Я и в приглашениях наголошувала и сейчас повторюсь наверное, что это своего рода расширенное даже совещание, объект национальный, это публичный объект, очень резонансный, неспокойный, поэтому скажем, это наше, рабочее совещание, это дискуссия, где-то это презентация, где-то о технологиях, где-то это рассказ о том, где доктор учился, что он видел, поэтому, фактически вы присутствовали на расширенном публичном совещании, где отрабатываются, презентуется и обсуждается медицинская технология, медицинская составляющая проекта этого. Потому что стройку вы можете уже видеть, со всех сторон с улицы Андреенко, с ул. Черновола, с ул. Проспекта Победы, а что внутри, вот параллельно, с тем, что там сейчас происходит на стройке, а там сейчас человек 200, крутят каркасы под гипсокартон, делают, прокладывают и под кабели там, полы заливают, это внутри происходит, а мы с вами здесь для того, чтобы, когда закончатся все строительные работы, мы начали наполнять ее интеллектом.

Итак, резюмируем: устроители конференции ответили на те вопросы, которые сочли для себя наименее опасными, и придали им наиболее удобную для обтекаемого ответа форму. Господин Гладуш, как и некоторые другие участники конференции, рассыпался в публичных похвалах в адрес Опекунского совета – вполне заслуженных, потому что именно усилиями ОС и благодаря помощи их и общественности, которую и олицетворяет Опекунский совет, отделение детской гематологии и костной трансплантологии ОХМАТДЕТ стало тем, чем оно есть для онкобольных детей. Но при этом Юрий Гладуш вплетал в добрые и хорошие речи один и тот же лейтмотив: самое главное для нас, дорогие все, это – не сорвать строительство! Не надо возмущаться, не надо копаться в пошлых деталях, постойте в сторонке, и мы построим вам супер-больницу! – как бы говорило нам сияющее и торжественное лицо главного администратора клиники ОХМАТДЕТ. Подтекст ясен: не мешайте нам строить так, КАК ХОТИМ МЫ.

Не очень четкий директор ОХМАТДЕТ Юрий Гладуш, призывающий сплотиться во имя и на благо
Не очень четкий директор ОХМАТДЕТ Юрий Гладуш, призывающий сплотиться во имя и на благо

 

Кто такие мы? Главным образом – конечно же, Ирина Коваль, потом нынешнее руководство ОХМАТДЕТ, подрядчики ГП "УкрМедПроектБуд", УкрПрофМед (известный по скандалу с махинациями вакцинами в 2008 году), куратор - Комитет по Евро-2012 и другие добрые люди, которым дадено право проводить без тендеров закупки на 2,477 млрд гривен. Как стало окончательно ясно на конференции, никакого умного плана по освоению этих средств не существует.

Существует «правильный» план, при котором деньги пойдут на «правильное оборудование». Каким образом оно должно заработать в комплексе, каким интеллектом их хочет наполнить госпожа Коваль - неясно. Конференция была собрана не для того, чтобы прояснить вопрос, а наоборот – чтобы нагнать туману. Но сделать это не так просто.

Нам удалось потолковать с независимыми экспертами и с людьми, которые не могут равнодушно пройти мимо проекта нового корпуса ОХМАТДЕТ – уже хотя бы потому, что им предстоит исправлять все ошибки, допущенные при превращении голой бетонной коробки в клинику будущего. А ошибок будет – непростительно много.