Медицинский контроль
Switch Language

Мы в социальных сетях:

Коррупция вместо законов. Как чиновники Минздрава за взятки обошли закон о сборе на медизделия

Закон о сборе на медизделия

 

«Медицинский контроль» в рамках постоянного проекта «Антикоррупционный щит» пристально следит за нововведениями в нормативно-правовом поле Украины, которые касаются сферы здравоохранения. Практически все коррупционные схемы обусловлены несовершенством законодательства. За вычетом тех случаев, когда они дерзко воплощаются в обход этого законодательства. Последнее – уголовно наказуемо, поэтому ловкие бизнесмены-коррупционеры пытаются найти брешь в системе и получать сверхприбыли. Чиновники же сами создают схемы, которые дают им возможность зарабатывать на своих полномочиях.

В этой статье мы покажем один из действующих алгоритмов, позволяющих чиновникам зарабатывать на непродуманных законах.

Первый шаг в схеме – принятие закона, ограничивающего рыночную конкуренцию или увеличивающего фискальную нагрузку на бизнес (подчеркнем: на весь бизнес без исключения или целую отрасль). Верховная Рада принимает законы с целью наполнения бюджета или снижения уровня его дефицита. Например, вводит импортный сбор.

Второй шаг. Под давлением важного для любого депутата фактора социального популизма начинают вводиться исключения из общих ограничений на отдельные «социально значимые» товары. Конечно, на уровне парламента, в законопроектах, такие исключения описываются в самых общих формулировках.

Заметьте, в этих действиях парламентариев пока нет лоббизма и коррупции. Они их делают исключительно из государственных и своих политических соображений. Но именно ими они и запускают давно сформированный на Украине алгоритм «коррупционного нормотворчества».

Перейдем к конкретному примеру. Парламентом был принят Закон Украины «О мерах по стабилизации платежного баланса Украины в соответствии со статьей XII Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994». Согласно этому закону, дополнительные ставки импортного сбора не распространяются на медицинские изделия для проведения гемодиализа и лечения онкологических больных. Перечень таких изделий должен определить Кабинет Министров Украины.

Автоматически Премьер-министр дает поручение членам Кабмина подготовить необходимый нормативный акт.

Наступает черед Минздрава разработать проект нормативного акта, которым будет сформирован конкретный перечень медизделий, которые не будут облагаться дополнительным импортным сбором (а значит, получат преимущество на рынке). Это будут определять чиновники среднего звена из МОЗ, Минфина, таможни, Минэкономики и Минюста, а также Государственной регуляторной службы, визирующих нормативные акты такого характера.

И с этого момента начинается коррупция.

«Медицинский контроль» неоднократно публиковал аналитические материалы о том, как Минздрав или Гослекслужба своими приказами или распоряжениями побуждают фармпроизводителей и участников рынка медизделий нести взятки чиновникам для входа на рынок или сохранение своей доли, перекладывая эти затраты на конечного потребителя – пациентов. Так было с блокированием внедрения гармонизированной с европейской процедурой оценки соответствия медизделий (мы писали об этом в статье «Украина на пути в Европу, Гослекслужба – «back in USSR»).

Так как законы описывают общие нормы в той или иной сфере жизнедеятельности страны, непосредственно коррупционные условия и исключения устанавливаются в подзаконных актах. И неважно, что имели в виду законодатели, вводя норму закона. Главное, чтобы в преамбуле постановления КМУ упоминалась норма во исполнение этих самих законов. Такая логика законодательного процесса в стране.

Итак, во исполнение нормы закона Кабмин утвердил по предложению Минздрава перечень медизделий, не облагаемых импортным сбором, своим постановлением № 63 от 16.02.2015.

По идее законодателей, в этом перечне должны были быть медизделия для лечения гемодиализа и онкологических заболеваний, которые в основном соответствуют номенклатуре закупок Минздрава по взрослой и детской нефрологии и детской онкологии.

Однако мысли законодателей чиновникам Минздрава не указ. В результате их действий данный перечень был расширен, и в него попадает много позиций, не закупаемых государством по целевым программам, но зато активно продаваемых коммерсантами на украинском рынке. Мы не наивны и понимаем, что чиновники сделали такой список не из чистой неоплаченной любви к отдельным производителям медоборудования. Речь идет, разумеется, о коррупции, то есть прямом подкупе чиновников конкретными производителями медизделий. Подсказываем правоохранительным органам (прежде всего ОБЭП), что за украинскими бизнесменами, которые торгуют этими медизделиями, можно устанавливать оперативное наблюдение, а чиновников, ответственных за разработку списка, можно арестовывать.

О ком конкретно идет речь?

Чиновники МОЗ внесли в список освобождения от импортного сбора много медицинских изделий, во-первых, использующихся не только в онкологии и не только при гемодиализе. Во-вторых, в списке есть изделия, которых нет в клинических протоколах лечения онкологических заболеваний, и, в-третьих, они отсутствуют в табеле оснащения онкологической службы Украины. При этом чиновники защищены, прикрываясь именно этими протоколами лечения.

Кровеносные магистрали и фистульные иглы, кроме токсикологии, используют в донорстве при переливании крови. В службе крови также намного больше нужны и чаще используются тройные и счетверенные контейнеры, расходка для плазма- и цитафереза, тест-системы для скрининга крови на инфекционные заболевания. А вот аппараты вирусинактивации крови в онкологических клиниках отсутствуют совсем, их всего несколько единиц в стране. Находятся они в областных центрах крови (Киев, Белая Церковь, Ивано-Франковск, один остался в Крыму) и в национальном детском кардиоцентре (см. приказы МОЗа о распределении медизделий 2012 и 2013 гг.). Кровь, плазму и тромбоциты из центров крови передают не только в онкоцентры, но и в другие лечебные учреждения, в первую очередь в больницы скорой помощи.

Верхом дерзости МОЗовских коррупционеров является определение в списке конкретных торговых марок расходных материалов производителей. Например, комплекты для цитафереза MCS+ (это к аппаратам Haemonetics) и к аппаратам Trima Accel и Amicus. Отдельно в списке есть позиция «расходные материалы для автоматического цитафереза» – и это все под одним кодом УКТЗЕД. Наверно в МОЗе что-то хотели этим сказать.

Следует заметить, что в табелях оснащения онкослужбы нет аппаратов для плазма- и цитафереза и прочего донорского оборудования. Аналогично, в протоколах лечения онкологических заболеваний не расписываются процедуры сепарирования компонентов крови для лечения онкобольных.

Кроме того, в список вошли многие медизделия для хирургических операционных, начиная с хирургического инструментария и заканчивая эндоскопическим оборудованием, а также электрокоагулятор. Все это можно использовать не только для оперативного удаления новообразований, а также для общей хирургии (удаление желчного пузыря, аппендицита и другое), колоректальной, торакальной и сосудистой хирургии, а также для трансплантологии. Мы ранее писали в статье «Новая коррупционная схема Кабмина: «Австрийский кредит» 2.0», как сильно кто-то в Минздраве хочет оснастить страну эндоскопическим и хирургическим оборудованием (а вернее, заработать преступные деньги на этой процедуре). Очевидно, и в постановлении КМУ эти товарищи заложили себе задел на будущее.

Точно так же диагностическое оборудование (эндоскопы, УЗД, КТ, МРТ, рентген) может применяться не только для исследования онкологических новообразований. Эндоскопы – бронхи, желудок, толстая кишка, мочевой пузырь и т.д. УЗД используют для диагностики внутренних органов, в кардиологии, гинекологии, ортопедии и в других направлениях медицины. КТ и МРТ используют также в неврологии, вертебрологии, нейрохирургии, сосудистой и кардиохирургии. Рентген – травматология и фтизиатрия.

Учитывая двойное или многоцелевое применение медоборудования, возникают вопросы «Кто будет на таможне проверять цель импорта медизделия? Есть ли инструмент контроля над честностью поставщиков?».

Естественно таможня не будет проверять конечных получателей медизделий, и от импортного сбора будут освобождены все медизделия, а не только те, что будут использоваться для лечения онкобольных.

Есть и другая сторона медали. Уже сегодня в «Медицинский контроль» поступают сигналы от дистрибьюторов медицинских изделий в Украине о том, что таможня «не дает добро», то есть не пропускает широкий список изделий медназначения, которые действительно используются в лечении онкозаболеваний. На таможне требуют конкретный приказ Минздрава, прошедший согласование в Таможенной службе Украины. Разумеется, в ближайшие недели такого приказа не возникнет: без коррупционной смазки дело быстро не пойдет. Сами проблемы, возникшие у «неудачников», не вошедших в список Минздрава (потому что не дали денег) – показатель того, как выгодно коррумпировать чиновников, и как невыгодно этого избегать. Счастливцы, вовремя прибежавшие в кабинеты Минздрава с увесистыми пачками денег, уже все ввезли – а несчастливцам предстоит долго куковать на польской границе или платить 5% таможенного сбора.

Почему чиновники Минздрава решили принять за основу для разработки перечня медизделий, освобожденных от дополнительного импортного сбора, номенклатуру централизованных закупок, а не протоколы лечения онкобольных или табель оснащения онкоучреждений, нам неизвестно.

Да и в табеле намного больше медизделий и оборудования широкого назначения. Вот это бы все включить в льготный перечень КМУ, и очень много участников рынка были бы благодарны чиновникам. Но так нельзя, это ведь все «мимо кассы», то есть мимо кармана коррумпированных госслужащих. А так можно собрать заинтересованных поставщиков и под них внести изменения в перечень, но уже «мимо бюджета».

Парадоксально и то, что в этом перечне нет тестов для определения онкомаркеров – быстрого и недорогого исследования по выявлению рака у пациентов. Такое впечатление, что чиновники МОЗа не советовались с профессиональными онкологами. Ведь для эффективной борьбы с онкологией главное – профилактика и ранняя диагностика. Хотя низкий уровень самосознания населения в необходимости регулярной диспансеризации, да и финансовый интерес врачей-онкологов лечить болезни на более поздних стадиях привели к тому, что «панацеей» от онкозаболеваний должен был стать заложенный Центр адронной (протонной) лучевой терапии на базе Донецкого областного противоопухолевого центра стоимостью 4 млрд. грн. в ценах 2013 года (см. Приложение 2).

Описанная нами криминальная схема, в результате которой избранный круг торговцев медизделиями получает незаконное преимущество на рынке, ярко свидетельствует: в стране кардинально ничего не изменилось. В Минздраве не устранены «смотрящие», они даже уже сменяют друг друга. Продолжают создаваться коррупционные схемы, позволяющие чиновникам использовать двусмысленные законодательные нормы для своего личного обогащения.

Пока не будут изменены алгоритмы законодательного процесса в Украине, просторы для постоянного возникновения возможностей зарабатывать чиновникам на законотворчестве будут сохраняться. ока правоохранительные органы не начнут реальную антикоррупционную работу, ситуация не изменится. Пока суды будут выносить оправдательные приговоры взяточникам, Украина останется прежней неэффективной клептократией, а благосостояние и качество жизни граждан продолжат снижаться.

Приложение 1

Закон о сборе на медизделия

Приложение 2

Закон о сборе на медизделия

 

Регионы