Медицинский контроль
Switch Language

Мы в социальных сетях:

Пиар-министерство: Как МОЗ создал видимость борьбы с российскими лекарствами и фуфломицинами

Ульяна Супрун

В преддверии эпидемического сезона-2017 в Украине был зарегистрирован препарат «Полиоксидоний», в показаниях к которому указывается, что он может применяться для профилактики и лечения гриппа и ОРВИ. И все бы хорошо, если бы препарат этот не оказался фуфломицином, избегать которые призывает т.н. «команда реформаторов» МОЗа, да к тому же – произведенным в России.

На примере регистрации одного лекарственного средства можно убедиться, что МОЗ подменяет системную и последовательную работу – пиаром и громкими декларациями идей и инициатив, которые зачастую экспертам кажутся никчемными и нежизнеспособными. Наше внимание привлекла регистрация препарата «Полиоксидоний» по двум причинам: во-первых, полгода назад руководитель министерства Ульяна Супрун лично обещала не допускать на украинский рынок продукцию производства страны-агрессора, во-вторых, препарат относится к группе иммуномодуляторов, которые МОЗ не рекомендует применять при гриппе и ОРВИ.

полиоксидоний

Как видим, выступления представителей МОЗа все чаще носят декларативный характер, но на деле чиновники не предпринимают никаких шагов, чтобы реализовать то, что заявили. Слово расходятся с делом: запрет на регистрацию в Украине российских препаратов так и не введен, и борьба с фуфломицинами не ведется. Предполагаем, что причин такой халатности несколько: это и управление министерством в ручном режиме, когда отсутствует определенный наперед стратегический план действий и команда профессионалов, которые знают, как инициировать изменения на законодательном уровне, как последовательно внедрять инициативы.

Официальную позицию по отношению к лекарственным препаратам, произведенным в России, и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун высказала еще в апреле этого года. Тогда она выступала за полный запрет российской продукции в Украине: «Я не дозволяю перереєстрацію або нову реєстрацію ліків, вироблених або навіть запакованих і перевезених з Росії». Зараз ми подаємо зміни в указ президента, щоб ліки та медичні вироби, вироблені в Росії, потрапили під санкції. Щоб ті ліки, які все ще можна закуповувати, – заборонити». Как видим, полгода назад глава Минздрава обещала не допускать ни регистрацию, ни перерегистрацию препаратов, которые произведены или даже запакованы в России. Говорила, что такое решение является политическим, и обещала инициировать соответствующие законодательные изменения.

На странице в Facebook Ульяна Супрун разместила копию обращения, направленного в Кабинет Министров. В этом документе она просила Кабмин остановить поставки российских лекарств в Украину (см. Приложение 1).

Ульяна Супрун

В принципе, чтобы ввести запрет на регистрацию и перерегистрацию российских лекарств, министерским чиновникам нужно было бы подготовить соответствующую нормативную базу. Таков путь решения проблем в правовом государстве. Несмотря на это, никаких изменений внесено не было. Более того, никакие изменения нормативной базы даже не планировались. В информационной справке, прикрепленной к обращению Ульяны Супрун, значится, что в регистрации российским препаратам Гослекслужба будет отказывать на основании того, что у большинства российских фармкомпаний нет сертификата соответствия надлежащей производственной практике GMP.

Это еще один вопиющий пример непрофессионализма, подмены реальной деятельности – громкими лозунгами. Не у всех российских компаний отсутствует сертификация GMP. На примере компании НПО «ПетрофаксФарм», которая производит «Полиоксидоний», мы видим, что такой сертификат соответствия есть, а значит и для выхода на украинский рынок этому производителю горит зеленый свет. Министерство должно было создать условия, которые бы действительно сделали невозможной регистрацию российских препаратов. Тогда бы слова о санкциях против страны-агрессора были бы действительно подкреплены делом.

Создается впечатление, что пиар-команде МОЗа нужно было в апреле подогреть интерес к медреформе, за которую перед летними каникулами должны были голосовать депутаты. Тогда-то и понадобилась тема патриотизма, чтобы привлечь на сторону «реформаторов» голоса патриотически настроенного населения.

Еще одним векторов во внедрении медреформы стала борьба против так называемых фуфломицинов. Напомним, эту борьбу МОЗ начал давно, и в прошлом году мы уже писали о том, что рекомендации Минздрава по лечению ОРВИ провоцируют конфликт между врачом и пациентом.

фуфломицин

Чтобы врачи не применяли для лечения пациентов фуфломицины, должны быть выработаны четкие стандарты лечения, переведены и адаптированы международные протоколы, разработаны механизмы по недопущению регистрации препаратов с такими показаниями. Всего этого нет. Зато есть имитация бурной деятельности от МОЗ, громкие заявления в СМИ, рассылка рекомендательных агиток, выступления доктора Комаровского, в которых он сравнивает пациентов с дикарями, увешанными бусами-амулетами из чеснока. Конечно же, такая примитивизация и абсурдизация вызывает интерес, но все же не спасает от регистрации все новых фуфломицинов в Украине.

Вернемся к препарату «Полиоксидоний». Это иммуномодулятор, одно из основных показаний для использования которого – профилактика и лечение гриппа и острых респираторных вирусных инфекций. Такие показания значатся в инструкции для применения этого препарата в таблетках. Инструкции для инъекционной формы, зарегистрированной в ДЭЦ, пока нет в свободном доступе, однако логично предположить, что показания к применению будут идентичны, поскольку это один и тот же препарат с действующим веществом «полиоксидоний».

полиоксидоний

Перед нами очередной пример непоследовательности действий МОЗа: 25 октября и.о. министра подписывает приказ, который разрешает регистрацию «Полиоксидония», а буквально месяц спустя на сайте министерства появляется список препаратов, не рекомендованных для лечения гриппа и ОРВИ. И в списке значаться иммуномодуляторы. Как мы уже указували выше, список нерекомендованных препаратов появился еще в прошлом году, тогда его озвучил замминистра Александр Линчевский. При этом, отметим, в Минздраве ссылаются на результаты доказательной медицины, утверждают, что их рекомендации составлены с учетом международного опыта.

Однако мы помним, что для того, чтобы получить регистрацию в ГЭЦ, производитель должен предъявить полное досье на препарат с результатами клинических исследований, которые доказывают его эффективность, при этом не «взагали», а необходимо подтверждение по результатам клинических испытаний (а это именно и есть доказательная медицина) каждого из указанных в инструкции к препарату показаний для применения. С учетом того, что ГЭЦ рекомендовал препарат к регистрации, можно предположить, что проверка документов прошла, результаты оказались убедительны. Другими словами, все та же доказательная медицина – «за» применение «Полиоксидония». Так в чем же подвох? Какая из доказательных баз надежнее? Та, которую использовал МОЗ, запрещая фуфломицины, или та, с которой работал ГЭЦ?

И вновь возвращаемся к непоследовательной позиции МОЗ: если министерские чиновники уверены в своей правоте и в оперировании болем надежной и достоверной информации, значит нужно подготовить нормативную базу для недопущения регистрации препаратов-фуфломицинов.

К чему приведет регистрация «Полиоксидония», в частности, политика двойных стандартов в работе МОЗа, в целом, когда для хорошего имиджа и пиара декларируется одно, а в реальности делается совсем другое?

Отсутствие системной работы в Минздраве уже привело к тому, что зарегистрирован сомнительный, с точки зрения рекомендаций МОЗ, препарат российского производства. В этой ситуации чиновники уже заняли страусиную позицию, спрятав голову в песок в надежде, что ситуация утрясется сама собой. Ответственность традиционно переложили на обычных людей.

Пострадавшими в этой ситуации окажутся все, кроме МОЗ. ГЭЦ рекомендовал к регистрации, поскольку формальных оснований для отказа у этого ведомства не было.

Пострадают и аптекари, которые на законных основаниях будут продавать препарат производства страны-агрессора, но прошедший государственную регистрацию, и допущенный к обращению в нашей стране, а после могут получить претензии, в первую очередь, от патриотически настроенных покупателей. Обыватели ведь знают, что и.о. министра обещала чуть ли не лично контролировать процесс регистрации, следовательно, нарушителем является аптекарь. Кто для покупателя будет виноват? Конечно аптекарь! Он же фарммафия и не выполняет предписаний патриотически настроенного министра!!! И во что может вылиться это недовольство? Дай бог, чтобы обошлось без рукоприкладства!!!

Дискредитированы будут и врачи. Если пациенту назначат фуфломицин-полиоксидоний -, то он наверняка будет уверен, что его лечащий врач коррупционер, сотрудничает с фарммафией и назначает его для собственной выгоды. И это несмотря на то, что будет назначен зарегистрированный в Украине препарат с доказанной эффективностью. Массовые потребители запоминают красочные инфографики, где сказано, что иммуномодуляторы запрещены, а не проверяют наличие регистрации в государственном реестре.

В результате это вновь подпитывает волну недоверия ко всему врачебному сообществу, стимулирует пациентов к невыполнению их рекомендаций и самолечению, что не есть хорошо. Необходимость постоянно контролировать врача – тоже не многим придётся по душе.

В ситуации с «Полиоксидонием» дополнительной проблемой для врачей является еще и то, что это   рецептурный препарат, и неясно, как теперь поступать врачам: назначать это лекарство для лечения и профилактики гриппа и ОРВИ в соответствии с инструкцией или же следовать указаниям МОЗ и не рекомендовать этот препарат пациентам? В интересах кого и как должен действовать врач? Если в интересах пациентов, то он может выписать рецепт с назначением официально зарегистрированного в Украине препарата «Полиоксидоний» при имеющихся для этого показаниях. Однако, поступив так, он автоматически нарушит рекомендации МОЗа. Что за этим последует? Минздрав разорвет контракт с этим врачом? Лишит его лицензии? Аннулирует его диплом?

История с регистрацией «Полиоксидония» в который раз выявила непоследовательность действий Минздрава, стала свидетельством того, что заявления и.о. министра о введении запрета на лекарства, производимые страной-агрессором, были очередным популистским шагом, ответом на конъюнктуру рынка, а не частью последовательной государственной политики. Такой же видимостью борьбы оказались и шаги по запрету фуфломицинов в Украине. На деле препараты с недоказанной эффективностью продолжаются регистрироваться в нашей стране. Правда, может не законно регистрируемые лекарства, а  красивые картинки  и рекомендации МОЗа на самом деле являются «фуфломицинами» и неприкрытым популистским пиаром, а за ними не стоит никакой доказательной базы? Мы не можем на это ответить, а постоянные несоответствия между декларациями МОЗа и реальными результатами работы министерства только добавляют сомнений.                                                                                                                                                                                                                                                                            

Приложение 1

Ульяна Супрун

Ульяна Супрун

Ульяна Супрун

Ульяна Супрун