Медицинский контроль
Switch Language

Мы в социальных сетях:

Реимбурсация по-украински, или то, что доктор прописал

Реимбурсация по-украински, или то, что доктор прописал

 

В рамках нашего проекта «Антикоррупционный щит» мы хотели бы начать длинный и серьезный разговор о реимбурсации в Украине, ее будущем и ее проблемах – и о далекоидущих планах мафии вторгнуться в эту сферу.

Значение реимбурсации – то есть, государственной системы частичного или полного возмещения стоимости купленных пациентами лекарств – огромно. Именно она является тем фундаментом, на котором строится государственное цивилизованное влияние на фармацевтический рынок, предсказуемость цен в аптеках и даже страховая медицина. В высокоразвитых странах Европы доля рынка, подпадающая под реимбурсацию, государственную и госпитальную закупку, доходит до 80%, и лишь 10-20% занимает аптечный рынок. У нас – наоборот. Отсюда и те гримасы, которые корчит нам дикий рынок, угрожая гражданам смертью в результате резкого снижения доступности лекарств.

В Украине сейчас реимбурсация работает только в качестве пилотного проекта: отработав год, при всех своих колоссальных недостатках, программа возмещения стоимости лекарств от гипертонии в 2014 году должна была распространиться и на инсулины. Поправку в эти планы внес колоссальный обвал гривны и дефицит государственного бюджета. Но отсрочка – временная.

Во время выступления на одном из заседаний Комитета ВРУ по вопросам здравоохранения Министр здравоохранения Украины Олег Мусий, отмечая реальные или мнимые успехи предыдущего руководства Минздрава в деле государственного регулирования цен на лекарства для больных гипертонической болезнью, заявил о необходимости продолжить эту работу, и в будущем распространить частичное возмещение стоимости лекарств на другие группы медикаментов – для больных сахарным диабетом, ВИЧ/СПИД, туберкулезом. Перспективным направлением Олег Мусий назвал проекты по возмещению стоимости онкологических препаратов.

Министр, собственно, ничего нового для отечественного здравоохранения не предложил. Эта идея настойчиво обсуждается и продвигается, особенно иностранными фармацевтическими компаниями, в сфере здравоохранения Украины уже более 7 лет.

Сегодня руководство МОЗ Украины активно транслирует «десятилетние наработки» относительно внедрения системы реимбурсации в Украине через две идеологемы:

  1. Украина имеет успешный опыт реализации проекта возмещения стоимости лекарственных средств (реимбурсации) для лечения гипертонии в 2013 году.
  2. Введение системы реимбурсации – это ликвидация коррупции в сфере снабжения пациентов препаратами.

В отечественной медицине распространен стереотип: то, что предлагают иностранные компании – это всегда хорошо. А значит, и реимбурсация – тоже хорошо. Только вот под ее соусом нам предлагают совсем другое блюдо, и называется оно – коррупция и картельный сговор государственных чиновников и фармбизнеса.

ИДЕОЛОГЕМА №1: УСПЕШНЫЙ ОПЫТ РЕИМБУРСАЦИИ

Чего-чего, а знаний у руководства и кадров Минздрава о системе реимбурсации хоть отбавляй. О реимбурсации и необходимости ее внедрения в Украине может рассказать каждый попавшийся под руку чиновник от здравоохранения. За последние 6-7 лет министерские чиновники и лоббисты от Большой Фармы провели уже столько круглых столов и «посиделок», деловых встреч и конференций, что к общеизвестным преимуществам реимбурсации нечего и добавить (2008, 2009, 2010, 2011, 2012). Все кивают головой и соглашаются: реимбурсация – это наше все!

Немереное количество денег было направлено на то, чтобы государственные чиновники поняли, что такое «реимбурсация». Само-то умное слово все выучили, но в сторону реализации на практике преимуществ системы реимбурсации не было сделано ни одного шага за 5 лет.

Можно возразить, мол, в 2013 году в Украине успешно был реализован пилотный проект по гипертонии. Но с реальной системой реимбурсации такой проект ничего общего, за исключением названия, не имеет. Произошла классическая подмена тезиса. Есть более подходящее название для него – картельный сговор отечественных фармпроизводителей.

Как ни парадоксально, но воспользовались идеями реимбурсации именно отечественные производители, которые, в отличие от иностранных компаний, имели рычаги продвижения своих интересов на уровне Кабмина.

Схема выглядела следующим образом:

  1. Формируется пул отечественных фармпроизводителей, которые обозначают свое желание принять участие в проекте по гипертонии и имеют в своих «портфелях» необходимые гипертензивные препараты (куратор – Печаев В.К, глава АО «Лекхим», президент Объединения организаций работодателей медицинской и микробиологической промышленности Украины).
  2. Анализируется рынок антигипертензивных препаратов и отрабатывается список самых простых препаратов (по молекулам действующего вещества) для лечения гипертонии, стоимость которых будет компенсироваться в рамках пилотного проекта (в соответствии с препаратами, которые выпускают «заговорщики») (куратор – Чумак В.Т., советник Министра здравоохранения Украины Богатыревой Р.В., «технический лоббист»). Это выгодно отечественным фармпредприятиям: таким образом отсеиваются более дорогостоящие препараты иностранных производителей. Это первый подготовительный этап коррупционного «отсева».
  3. Отечественные фармкомпании совместно декларируют новые оптово-отпускные цены и снижают стоимость препаратов на 20%. Исходя из новых задекларированных цен, осуществляется расчет «порога реимбурсации», который становится значительно ниже, чем стоимость иностранных препаратов. Таким образом, создается техническая предпосылка для отсеивания препаратов иностранных производителей по молекулам, на которые распространяется компенсация стоимости, но стоимость которых выше «порога реимбурсации». Эта возможность будет использована уже во время реализации проекта. Это второй подготовительный этап отсева.
  4. Официально подписываются «Меморандум согласия между Министерством здравоохранения Украины, Объединением организаций работодателей медицинской и микробиологической промышленности Украины и субъектами хозяйствования - производителями лекарственных средств», а через 2 месяца – «Меморандум взаимопонимания между Кабинетом Министров Украины и субъектами хозяйствования, осуществляющими производство лекарственных средств, оптовую и розничную торговлю такими средствами», в которых обозначаются обязанности сторон. В 2013 году начинается полноценная реализация проекта.

По данным исследования компании ProximaResearch, в 2013 году максимальный рост розничных продаж препаратов, относящихся к пилотному проекту, продемонстрировали компании, которые были подписантами Меморандумов с КМУ.

Розничные продажи «пилотных» препаратов от гипертензии

Фармпроизводитель

Подписант Меморандума КМУ

Объем прироста в 2014 году, %

Объем продаж млнгрн

ООО «Астрафарм» (Киевская обл.)

Подписант Меморандума КМУ

+ 800%

29,252

ОАО "Луганский химико-фармацевтический завод"

Подписант Меморандума КМУ

+ 280%

17,294

ОАО "Киевский витаминный завод"

Подписант Меморандума КМУ

+ 250%

35,74

ООО «Кусум-Фарм»

Подписант Меморандума КМУ

+ 90,80%

9,821

ЗАО "Борщаговский химико-фармацевтический завод"

Подписант Меморандума КМУ

+ 54,52%

123,981

ФК "Здоровье"

Подписант Меморандума КМУ

+ 29,30%

53,24

ОАО "Фармак"

Подписант Меморандума КМУ

+ 24,37%

69,929

"Sandoz" (Швейцария)

нет

+ 77,86%

7,817

 

Примечательный факт: несмотря на увеличение объемов розничной реализации препаратов, относящихся к молекулам пилотного проекта по гипертензии, до 1,015 млрд грн., в рамках реализации пилотного проекта на лекарства от гипертензии по итогам 2013 года было израсходовано только 164,64 млн грн. (85,9 %) из 191,6 млн грн. выделенных средств, а почти 27 млн грн. вернулись в бюджет. Получается, что государство выделило деньги для компенсации стоимости препаратов, а пациенты отказывались от них и продолжали покупать медикаменты за собственный счет. Почему так? Ключевые причины, которые заставили пациентов отказаться от предложений «успешного пилотного проекта» по  компенсации стоимости антигипертензивных препаратов:

 

  1. Физическая недоступность препарата: врач выписал рецепт согласно международному непатентованному названию (МНН), пациент приходит в аптеку, а там 2-3 препарата определенных производителей. Хочешь - бери, не хочешь – иди ищи дальше. Пациент, который действительно лечится от гипертонии, отлично знает, какое лекарство ему действительно помогает, а какое – не очень. И брать, пусть даже с большой скидкой, отечественный препарат он не будет.
     
  2. Недоступность компенсаторного механизма: врач выписал рецепт согласно международному непатентованному названию (МНН), пациент приходит в аптеку с целью купить препарат, которое долгое время принимает, и готов доплатить за брендированный препарат, который стоит выше «порога» реимбурсации.  Но пациенту в ответ предлагают альтернативу: взять препарат, который входит в ценовой диапазон реимбурсации («дешевый»), или полностью оплачивать брендированныйпреарат, поскольку механизм компенсации не отработан (аргументы: «так работает система», «отсутствует финансированиетаких препаратов» и т.д.).

Стоит почитать отзывы об особенностях реализации пилотного проекта по реимбурсации, чтобы понять, почему люди продолжали покупать препараты за собственный счет, и почему солидная часть государственного финансирования пилотного проекта по гипертонии (на уровне 18,8 % от фактических расходов по данном перечню лекарств) так и не была полностью использован пациентами.

При этом 18,8% не отражают подлинной дикой картины. Когда стало ясно, что дела плохи и пациенты не спешат покупать препараты, стоимость которых возмещается, врачи начали работать согласно совершенно дикой норме выписки рецептов (на уровне 15-20 рецептов на день), выписывать рецепты на «левых людей» и обналичивать рецепты в аптеках. Заказчиком очковтирательства выступил Минздрав, спуская на облздравы сверху нереальные показатели выписки рецептов. При этом Минздрав еще и мудро остался в стороне: технически во всем виноваты областные департаменты здравоохранения.

Кстати, отсутствие препаратов в аптеках зачастую вызывалось и еще одной немаловажной причиной. А именно – хронической неспособностью нашего забюрократизированного государства вовремя рассчитываться с аптечными сетями и увеличением бумажной работы для провизора. То есть, торговать препаратами из списка программы реимбурсации было НЕВЫГОДНО для аптек. Именно поэтому куратором аптечной части пилотного проекта мудро назначили того же, кто отвечал за пилотный проект полностью – а именно уже хорошо (но с плохой стороны) знакомого нам главу Гослекслужбы Украины. В таком решении было своя логика: Гослекслужба – это ужас и бич Господень для аптечных сетей, и неформальные методы воздействия на аптеки («а ну быстро выставили препараты на полки, а то затравим проверками!») – гораздо лучше, чем ничего. Но еще лучше было бы задействовать интеллект и продумать систему так, чтобы препараты действительно были.

Итоги подведем. Реализация «успешного» проекта реимбурсации медикаментов для лечения гипертонии продемонстрировала:

- отсутствие методологии и критериев для выбора молекул (МНН), стоимость которых возмещается;

- принятие лоббистских решений и возможность нормативно (по указке сверху) существенно изменять структуру рынка в пользу определенных компаний – определение списка препаратов под реимбурсацию, особенности расчета «порога реимбурсации» (т.е., суммы в стоимости препарата, которую государство готово компенсировать) и т.д.;

- отсутствие однозначной и прозрачной системы назначения антигипертензивных препаратов, распространенность во врачебной среде подхода лечения «мертвых душ», припискомании и очковтирательства;

- отсутствие системы гарантирования физического наличия разных препаратов в аптеках, наличие договоренностей по сотрудничеству между отдельными аптеками и производителями/крупными дистрибьюторами;

- отсутствие системы отслеживания движения рецепта: врач – аптека – пациент;

- отсутствие системы отчетности о реализации проектов реимбурсации и его результатах – а ведь речь идет всего лишь на всего об использовании 200 миллионов гривениз государственного бюджета. Несмотря на то, что лоббисты пилотного проекта в Минздраве официально заявляли о снижении цен на 20%, в реальности уровень снижения цен достигает только 7%;

- вытеснение простейшими препаратами с рынка более эффективных препаратов.

Таким образом, проект по гипертонии нельзя назвать «пилотным», т.е. его принципы и алгоритм внедрения невозможно эффективно распространять на другие нозологии. Это был отдельный проект, который не преследовал никаких стратегических или реформаторских целей для сферы здравоохранения, и держался только на административном давлении, лоббизме отдельных производителей в органах государственной власти и жажде сиюминутной наживы.

Нормативная, методологическая, организационная, логистическая, медицинская и техническая (информатизация сферы здравоохранения) база для внедрения НОРМАЛЬНОЙ системы реимбурсации в Украине отсутствует. Ее просто нет, а попытки создать хотя бы ее отдельные элементы полностью провалились, и это стало очевидно именно благодаря 2013 году. То есть, нельзя сказать, что он прошел зря. Не зря: он просто показал, как не надо.

Но, к сожалению, сегодня предлагается распространить этот богатый опыт и на другие программы. Вместо настоящей системы реимбурсации мы получаем коррупционную схему под названием «реимбурсация «по-украински».

Разбор следующей идеологемы реимбурсации (тоже, на поверку, насквозь ложной) и анализ будущих коррупционных схем на попытке внедрить реимбурсацию по инсулину и онкологическим препаратам – в наших ближайших публикациях.

 

Регионы