Медицинский контроль
Switch Language

Мы в социальных сетях:

Смерть, институт Шалимова и Академия медицинских наук. Государство в государстве и заговор молчания

Национальный институт хирургии и трансплантологии им. А.А. Шалимова

 

Иногда одна-единственная скандальная история, неизвестно откуда возникающая и потрясающая воображение общества, позволяет раскрыть целый огромный сговор, мафию, присосавшуюся к шее государства и граждан. Именно такой может стать быль об очередном похороненном пациенте одной из ведущих украинских клиник. Эта история выдала самую страшную тайну украинского здравоохранения: его полную бесконтрольность, безвластие и существование в его недрах клана привилегированных частных лиц, которые владеют и управляют крупнейшими государственными клиниками страны.

Речь идет о Национальной академии наук Украины, которая несет коллективную ответственность за истребление украинского народа посредством снижения качества здравоохранения, коррупции и стяжательства. Организации, не подконтрольной никому, руководство которой использует свое положение для вымогательства со смертельно больных людей, замалчивания смертей и обеспечения омерты: заговора молчания в сицилийском духе.

Этот заговор мы разрушим.

Российский пациент

Документы, находящиеся в распоряжении «Медицинского контроля»,  рисуют следующую историю, о правдивости которой мы судить не можем.

В июне 2013 года гражданин России С. обратился к своему знакомому, Зиновию Мытнику – бывшему министру здравоохранения кабинета Азарова, отставленному в 2010 году и на момент беседы со скандалом пристроенному на пост руководителя Национального института хирургии и трансплантологии им. А.А.Шалимова, с просьбой: помочь в проведении операции по резекции желудка. Гражданин Мытник вызвал в кабинет профессора И.М. Тодурова, и стороны предварительно договорились о месте проведения операции (почему-то им стал Киевский городской центр сердца) и ее стоимости: 13000 долларов. При этом Тодуров настоял на том, чтобы вместо этой операции была проведена немного иная: билио-панкреатическое шунтирование желудка. Интересно, что Киевский городской центр сердца не приспособлен к таким операциям и не имеет полномочий их проводить. Это неважно: все равно операция была незаконной с самого начала, потому что С. был гражданином России. Пусть читателя не смущает то, что украинские хирурги за левый нал в государственных клиниках проводят левые операции иностранным гражданам: это только цветочки, ягодки не умедлят последовать.

Операция не прошла гладко: выписанный гражданин С. не мог ни есть, ни пить, а его здоровье быстро ухудшалось. Шов начал расходиться. Через 2 месяца С. снова был госпитализирован в Киевском городском центре сердца. Но это не помогло: через неделю его пришлось переводить уже в институт им. Шалимова. При этом, по рекомендации Тодурова, С. назвался гражданином Украины – что является зоной ответственности врачей, а не пациента, поскольку они должны были проверить его документы. В институте трансплантологии ему, опять-таки за левый нал (1200 долларов) установили стент на желудочный шов.

После выписки гражданин С. и его жена, неотлучно находившая при нем во время всех мытарств, поехали в Москву. К тому времени пациент уже не мог самостоятельно двигаться и едва держал голову. Через несколько месяцев постоянного ухудшения здоровья, в марте 2014 года, гражданин С. скончался. Причиной смерти стало расхождение послеоперационных швов.

Жена больного, гражданка Украины, в начале июня 2014 года написала письмо украинскому народному депутату Михаилу Блавацкому (Приложение 1). Депутат, не понаслышке знающий о ситуации в институте им. Шалимова, немедленно отреагировал и направил депутатский запрос на имя президента Национальной академии наук Украины А.М. Сердюка.

В этой истории несколько составляющих, помимо смерти пациента: подделка документов, уклонение от налогообложения, вымогательство, незаконная врачебная практика. По существующим законам это тянет на 10-15 лет тюрьмы для авторов схемы и на меньшие сроки – для пособников. Именно поэтому НАМН не могла игнорировать факты, изложенные в депутатском запросе, и создала совместную с Минздравом комиссию по расследованию заявления о преступлении, прикрепленного к депутатскому запросу М.В. Блавацкого с соответствующими полномочиями по сбору информации в недрах Национального института трансплантологии им. А.А. Шалимова и Киевского городского центра сердца. Приказ о создании комиссии датирован 23 июня.

И вот здесь началось самое интересное.

Заговор молчания

Авторитетная комиссия, в которую вошли представители Национальной академии медицинских наук Украины (в частности, академики Л.Г. Розенфельд и В.Н. Запорожан) и специалисты Минздрава, должна была немедленно приступить к поиску информации и следов преступления, если оно действительно было совершено. Но, как читатель уже догадался, немедленно отыскались силы, которые совершенно не заинтересованы в такой деятельности.

24 июня комиссия направила первый запрос с просьбой предоставить ей список заместителей директоров всех госучреждений, подчиненных НАМН, акт комплексной проверки института Шалимова, которая проводилась в 2013 году и сведения о действия руководства института после проверки (Приложение 2). В общем-то, ничего секретного. Однако ответ был неожиданным: в предоставлении этой информации отказал лично первый вице-президент НАМН Ю.И. Кундиев (Приложение 3). Избранные места из этого ответа достойны цитаты:

«Национальная академия наук Украины, как самоуправляемая организация, самостоятельно решает научно-организационные, хозяйственные, кадровые и иные вопросы».

На этом можно ставить точку. Как выяснилось, Национальная академия наук Украины может попросту заблокировать любое расследование и банально не дать никакой информации. Расследование сговора, вымогательства и смерти пациента – то есть, по сути, убийства, учитывая нарушение условий лечения и незаконную практику – грубо остановлено (Приложение 4).

И вот теперь настала пора поговорить о Национальной академии медицинских наук подробнее.

Государство в государстве

Ключевыми законами, нормативными актами и даже Конституцией Украины зафиксировано, что есть в нашей стране орган исполнительной власти, который несет ответственность за государственную политику страны в сфере здравоохранения. И это, разумеется, министерство здравоохранения.

На практике министерство здравоохранения давным-давно ответственности практически не несет. Потому что оно и не может определять политику в сфере здравоохранения: из ведения Минздрава на сегодня выпали целые колоссальные сектора, от медицины в регионах, на практике абсолютно неподконтрольной министерству и подчиненной через систему облздравов областным властям, до целой Государственной службы лекарственных средств, которая лишь сейчас, после отстранения ее коррумпированного руководства, начинает работать с Минздравом в одной упряжке.

А ведь помимо этого, есть еще и отдельные медицинские службы в недрах Министерства обороны Украины, МВД и других ведомств. Иными словами, единое пространство здравоохранения, о котором так много говорят – фактически в Украине не существует, и государственный орган, который якобы формирует государственную политику в этой отрасли – фактически не контролирует и половины даже государственного и официального сектора здравоохранения. Что это означает на практике? Что контроль качества медицинских услуг, оказываемых под эгидой НАМН, МВД, СБУ, Минобороны, «Укрзализниці» - фактически не проводится Минздравом. То есть, не проводится вообще.

Еще один огромный сектор, полностью выпавший из сферы контроля Минздрава – Национальная академия наук Украины. Учреждение, которое задумывалось как авторитетный ученый совет, орган экспертного контроля над украинской медициной, превратилось в совет директоров, управляющий 36 КРУПНЕЙШИХ КЛИНИК И МЕДИЦИНСКИХ ИНСТИТУТОВ СТРАНЫ.  Академики, собираясь в зале совещаний, определяют судьбу этих учреждений, и фактическая власть их над клиниками не поддается описанию. При этом есть одна очень существенная деталь, отличающая НАМН от всех прочих государственных учреждений и организаций: определяющее влияние на кадровый состав Национальной академии медицинских наук Украины оказывают… сами академики. Это следует из Устава НАМН:

Вибориакадеміків НАМН України на засіданні наукових рад здійснюються таємним голосуванням академіків, а членів-кореспондентів НАМН України - таємним голосуваннямакадеміків та членів-кореспондентів Академії. Ви­бори вважаються дійсними за умов наявності на засіданні Наукових рад не мен­ше 2/3 від складу членів НАМН України (академіків або академіків та членів-кореспондентів відповідно).

Эта замкнутая на себя структура, никем не контролируемая, выбранная не народом Украины и не несущая перед народом ровным счетом никакой ответственности, не подконтрольна даже главе Кабинета Министров Украины. Недавние обращения пациентских общественных организаций к Арсению Яценюку с просьбой обеспечить отставку главы НАМН Андрея Сердюка, уличенного в злоупотреблениях и организации масштабных хищений государственных средств, натолкнулись на полную беспомощность правительства: не может премьер-министр уволить главу НАМН.

Этого не может вообще никто.

В лице НАМН мы имеем дело с классическим государством в государстве: структурой, которая имеет огромные фактические полномочия и лишена контроля со стороны как государственной власти, так и даже правоохранительных органов. Яркий пример этой бесконтрольности – ситуация с комиссией. Чтобы передать материалы правоохранителям, сначала нужно их собрать. Но как их собрать, если даже уважаемые академики Розенфельд и Запорожан – не указ руководству НАМН в лице гражданина Кундиева, который может прямой директивой запретить им получение нужных материалов?

Круговая порука

Разумеется, такими полномочиями коррумпированное руководство НАМН активно пользуется. Информацию о злоупотреблениях руководства института трансплантологии им. Шалимова нельзя получить именно потому, что Зиновий Мытник, который в результате расследования может оказаться за решеткой, является креатурой лично А.М. Сердюка. Проталкивать Мытника на пост главы института Шалимова господину Сердюку не помешало даже участие его, в бытность главой Минздрава, в скандале с закупками скорых у австрийской фирмы «Фамед» (тех самых, которыми потом было невозможно пользоваться из-за несоответствия шасси стандартам), а также инкубаторов для новорожденных.

Есть данные о том, что назначение Мытника было выгодно не только Сердюку, но и его соратнице, постоянной героине наших публикаций – одиозному нардепу Партии регионов Татьяне Бахтеевой. Отношения в стиле «рука руку моет» с директорами крупнейших клиник страны, подчиненных НАМН, крайне полезны Татьяне Бахтеевой, учитывая ее взаимосвязь с крупнейшими поставщиками медоборудования по подозрительным контрактам, кланом Фисталей. Нетрудно догадаться, что поставки ненужного оборудования по завышенным ценам способны посредством откатов буквально озолотить преступников, наживающихся на смертях украинцев.

Фистали – не единственная группировка, понимающая этот факт. А.М. Сердюка и руководство НАМН обвиняют также в чрезмерно тесной связи с частной онкологической клиникой ЛИСОД и ее владельцами, украинскими бизнесменами Майбергами (Эдуард Майберг – глава совета директоров ЛИСОД, Аарон Майберг – основатель скандально известной компании «Аэросвит» и совладелец МАУ (Международные авиалинии Украины).

Однако у обрастания коррумпированной верхушки НАМН деловыми связями есть и побочный эффект: смерти пациентов и необходимость их скрывать. Именно это, похоже, мы и наблюдаем. Наблюдаем равнодушно: ведь нам, украинцам, никакие болезни не грозят, и мы можем позволить мафиозному клану и дальше безраздельно властвовать на медицинском Олимпе.

Между тем, выход из ситуации полной неподконтрольности медицинской системы НАМН, как и других «государств в государстве» украинского здравоохранения, есть. Единое медицинское пространство под руководством Минздрава должно быть создано, а контроль качества медицинской услуги должна обеспечить система государственной и общественной аккредитации клиник, гражданского контроля над медицинскими центрами, построение системы контроля над здравоохранением в регионах. Часть этих задач – постоянный приоритет работы «Медицинского контроля».  

 Приложение 1

 

1

 

1111

Приложение 2

1

Приложение 3

1

Приложение 4

 

1

Регионы