Медицинский контроль
Switch Language

Мы в социальных сетях:

Закупки Минздрава и «Биофарма»: что такое хорошо и что такое плохо

Закупки Минздрава и «Биофарма»

 

Проведение тендерных закупок Минздрава Украины всегда привлекает внимание СМИ: такая уж сложилась у министерства репутация. Постоянное внимание к этой теме проявляет сайт «Наши гроши», за что, конечно, честь и хвала его сотрудникам. «Медицинский контроль» полностью разделяет миссию сайта «Наши гроши» в борьбе за эффективное использование бюджетных средств, мы постоянно используем их материалы в своей работе. Борьба с коррупцией – такая вещь, вокруг которой все здоровые общественные силы должны объединяться. А медицинская коррупция – такая вещь, которая, помимо общих соображений, требует глубоких медицинских знаний и понимания системы. Было бы, конечно, неплохо, если бы на сайте «Наши гроши» тоже следили за нашей работой. Тогда, возможно, уже появилась бы публикация «Олег Мусий закупил по неконкурентной процедуре тест-систем по донорству у компании Александра Богатырева по ценам, которые на 64,42% выше, чем в прошлом году».

Но мы сейчас не об этом, а о другой публикации «Наших грошей». Крайний материал этого сайта на тему здравоохранения называется «Лазоришинцю МОЗно все». В материале указаны победители последних тендеров Минздрава (и людей, которые стоят за компаниями-победителями), проанализирована закупочная стоимость препаратов и оценен уровень бюджетных злоупотреблений чиновниками. Вердикт автора статьи, Юрия Николова: «Все как в худшие времена Януковича». Увы, статья очень поверхностна. Такими материалами коррупцию не побороть. Почему? Потому что авторы не могут (по понятным причинам: нет экспертизы в медицинской отрасли) уйти от простого сопоставления цифр и сумм к полноценному анализу по существу. Рассмотрим фрагмент о закупке препаратов для лечения рассеянного склероза:

 

Акценты расставлены следующим образом:

Вывод автора № 1. Минздрав закупил Интерферон бета 1-б за ценами 2013 года у ТОВ «Людмила Фарм», но мог купить его еще дешевле на 1,33 млн. грн. у ПАО «Биофарма», «які взагалі-то і є виробником цього препарату».

Вывод автора № 2. Чтобы обеспечить себе коррупционную маржу в размере 1,33 млн. грн., Минздрав цинично «выбросил» ПАО «Биофарма» из процедуры торгов, поскольку у последних не было документа, который выдает сам Минздрав.

Вывод автора № 3. Произвол и избирательный подход в действиях Минздрава подтверждается тем, что по другому лоту (Интерферон бета 1-а) в аналогичной ситуации, когда ТОВ «Людмила Фарм» предлагала этот же препарат дороже, тендерный комитет МОЗа акцептировал предложение ПАО «Биофарма» и не искал «букашек» в его документах.

А теперь разберем эти выводы подробнее.

Вывод 1: сравниваем яблоки и груши

Автор «Наших грошей», анализируя цены предложений на Интерфероны-альфа, не только сравнивает яблоки и груши, но при этом еще фразой о ПАО «Биофрма, «які взагалі-то і є виробником цього препарату» создает ошибочное мнение, будто на торгах соперничали производитель и дистрибьютор, которые предлагали один и тот же препарат. Увы, беда в том, что автор не различает оригинальный препарат и генерический. Между тем, именно разница между оригиналами и генериками, особенно некачественными, служит постоянным камнем преткновения между пациентами (которые на собственном здоровье сразу чувствуют все недостатки генерика) и Минздравом.

Мы лишь уточним, что на протяжении последних 5 лет закупка всех трех дозировок интерферонов для лечения рассеянного склероза происходит в одном ключе: она представляет собой борьбу между оригинальными препаратами и генерическими препаратами отечественного производства (ПАО «Биофарма»).

Получается, что ПАО «Биофарма» предлагала Минздраву к закупке свои препараты:

- «Бетфер-1b» (Интерферон бета 1-b 9 600 000 МЕ (0,3 мг));

- «Бетфер -1a Плюс» (Интерферон бета 1-а 6 000 000 МЕ (30 мкг)).

А ООО «Людмила Фарм» предлагала Минздраву к закупке оригинальные препараты:

- «Бетаферон», Байер АГ, Германия (Интерферон бета 1-b 9 600 000 МЕ (0,3 мг));

- «Авонекс», Биоген Айдек, Дания (Интерферон бета 1-а 6 000 000 МЕ (30 мкг)).

Качество этих препаратов подтверждено FDA (Американским Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов), одним из самых авторитетных учреждений в сфере фармацевтики (последняя дата пересмотра досье - 2014 год):

 

Очевидно, что именно наличие такой реальной конкуренции (что для сферы здравоохранения является скорее исключением) является причиной постоянного уменьшения стоимости интерферонов, как со стороны «транснационалов», так и со стороны национального производителя.

Указанная разница в стоимости интерферонов (9% и 11%) при сравнении цен оригиналов и генериков не является значительной. Как правило, разница в стоимости оригинальных и генерических препаратов отличается в разы, и это, в конце концов, приводит к тому, что оригинальные препараты (по причине «демпингового пресса» со стороны генериков) покидают бюджетные сегменты рынка. Исчезновение оригинальных препаратов с этого бюджетного сегмента рынка – это только вопрос времени (а точнее – размера ежегодного «демпингового шага» конкурентов).

Если отвлечься от норм ЗУ «О государственных закупках», который предусматривает исключительно ценовое сравнение «предметов закупки», лишенных любого качественного различия, то закупка оригинального препарата по ценам 2013 года – это скорее достижение Минздрава.

Учитывая уровень инфляции в фармацевтике, который связан с девальвацией гривны и введением НДС на лекарства, это означает, что Минздрав  закупил оригинальный «Бетаферон» более чем на 55% дешевле, нежели он стоял в 2013 году. Разумеется, это понижение стоимости связано с объективными процессами удешевления оригинальных препаратов, о чем мы уже написали.

Уже сегодня фактическая стоимость «Бетаферона» на рынке на 54% выше закупочной цены Минздрава (по препарату ««Бетфер-1b»  (ПАО «Биофарма») – предложения отсутствуют):

 

Название препарата

Закупка МОЗ, грн

Задекларированная оптово-отпускная цена, грн

Средневзвешенная розничная стоимость лекарственных средств *, грн (данные –compendium.com.ua)

Минимальное розничное предложение

(подтвержден факт наличия препарата и возможность покупки)

«Бетфер-1b» (Биофарма. Украина)

510.00

763.40

нет данных

нет данных

«Бетаферон» (Байер АГ, Германия)

562.70

764.42

867.37

866.66

 

* Средневзвешенная розничная стоимость лекарственных средств – это средняя цена продажи лекарственных средств в аптечных учреждениях Украины с учетом объема их реализации за текущий период.   При этом немаловажен малоизвестный факт, что «Бетаферон» позиционируется среди врачей-неврологов как единственный препарат, который применяют для лечения рассеянного склероза у детей. Конечно, это утверждение требует профессиональной проработки и аргументации, но как минимум сами инструкции препаратов это подтверждают:

 

МНН

Интерферон бета 1-а 9 600 000 МЕ (0,3 мг)

Бренд (Производитель)

«Бетаферон» (Байер АГ, Германия)

 РС: 306/11-300200000

«Бетфер-1b»

 (Биофарма, Украина)

РС: UA/13962/01/01

Единственный клинически изолированный синдром с подозрением на рассеянный склероз

+

-

Рецидивирующе-ремитирующий течение рассеянного склероза

+

+

Рассеянный склероз с вторично-прогрессирующим течением

+

+

Использование у детей

 Препарат не следует применять для лечения детей возрастной группы до 12 лет

 Препарат не следует применять для лечения детей возрастной группы до 18 лет

 

Учитывая, что около 1,5% из более чем 19 800 зарегистрированных больных рассеянным склерозом – это дети, то закупка 138 годовых курсов оригинального «Бетаферона» с перспективой использования у детей по цене 2013 года – это не так уж плохо. Иными словами, было бы здорово, если бы автор публикации на «Наших грошах» обратился за разъяснением к врачам по этому поводу и выяснил «что такое хорошо и что такое плохо».

НЕСПРАВЕДЛИВО, НО ПО ЗАКОНУ (РАЗОБЛАЧЕНИЕ №2)

В протоколе отклонения предложений участников конкурсных торгов МОЗ Украины указана такая причина:  

 

tender.me.gov.ua

Такая причина отклонения предложений участников в практике Минздрава формата 2014 года – это скорее норма, чем исключение.

Принятие Постановления КМУ от 2 июля 2014 № 240 «О референтном ценообразовании» сделало обязательным условием предоставление информации о декларировании оптово-отпускных цен в составе предложений участников торгов (в предыдущие годы Минздрав самостоятельно проверял информацию относительно наличия зарегистрированных цен).

Но отсутствие необходимых регламентирующих документов по вопросам реферирования (порядка расчета референтных цен, порядка ведения реестра и т.д.) привело к приостановке процедуры декларирования оптово-отпускных цен на протяжении 3 месяцев (последний «старый» приказ МОЗ Украины по ценам от 14.07.2014 № 489, а первый «референтный» приказ –  от 17.10.2014 № 725. И это только юридические даты приказа, реально приказы выходили еще позже).

Во-вторых, даже когда все необходимые документы были подготовлены и утверждены, то декларирование цен не осуществлялось, поскольку «папірець», который якобы выдает Минздрав, никто не подписывал в Госценинспекции. И отнюдь не Минздрав является здесь «первой скрипкой» (о хитросплетениях процедуры референтного ценообразования – здесь).

Такая «технологическая» пауза в декларировании цен совпала с самой активной фазой проведения тендеров и одновременно ограничила возможность участия в закупках следующих категорий препаратов:

1 категория – новые препараты, которые проходят регистрацию в Украине;

2 категория – препараты, которые проходят перерегистрацию в Украине;

3 категория – иностранные препараты, которые требовали перерегистрации цены в связи с девальвацией национальной валюты (речь идет о компаниях, которые регистрировали реальные оптово-отпускные цены и объективно были вынуждены сделать пересчет на курс валюты. А компании, которые завышали свои цены – наоборот, остались в выигрыше);

4 категория – препараты-«призраки», которые поставляются в Украину исключительно под тендерные закупки (а если быть более точными – «которые Борис Наумович не завозил в Украину последние несколько лет» и которые не имели никакой зарегистрированной цены).

Если специалисты попытаются проанализировать содержание многочисленных жалоб в АМКУ на Минздрав в 2014 году, то обнаружат, что большинство из них касалось прежде всего невозможности (по объективным причинам) выполнения условия по декларированию цены, а уже потом переходили в режим «жаловаться на каждую букву документации конкурсных торгов, только бы затянуть торги и дождаться декларирования цен» (только по онкологии было подано последовательно 3 жалобы).

В этот период ПАО «Биофарма» были перерегистрированы их препараты, что мгновенно отправило их продукцию во вторую категорию перечисленных выше препаратов.

http://www.drlz.kiev.ua

И в этой ситуации «все по закону», который, как всегда, оказался слеп к обстоятельствам, а оценивал только факт отсутствия цен (дополнительно «законность» действий Минздрава по отклонению предложения ПАО «Биофарма» было подтверждено еще и решениями АМКУ).

Таким образом, все участники торгов, которые были отклонены по причине отсутствия зарегистрированных цен (в том числе и ПАО «Биофарма»), пострадали от регуляторной непоследовательности в действиях Минздрава и КМУ, которые сначала «ввели» общую регуляторную норму, а потом «додумывали» механизм ее реализации.

Причем реального влияния на уровень закупочных цен Минздрава введение референтного ценообразования не оказало – логика ценообразования находится в «зоне недосягаемости» для Постановления КМУ № 240. Единственное на что влияет действие этого постановления – это на отклонения предложений, цены которых не были зарегистрированы на момент подачи предложений. Обратите внимание, что участники торгов в документах должны указывать не задекларированную цену за предлагаемый товар (она никого не интересует), а только подтверждать факт регистрации цены, т.е. указывать только номер и дату приказа МОЗ:

tender.me.gov.ua

В итоге все участники торгов, которые были отклонены по причине отсутствия зарегистрированных цен (в том числе и ПАО «Биофарма») – однозначно стали жертвами «узаконенной несправедливости».

ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ

Итак, что же на самом деле произошло в торгах с «Биофармой»? Позиция ПАО «Биофарма», которую акцептировал Минздрав, – это препарат, который не проходил перерегистрацию (т.е. имел зарегистрированную цену) и самую низкую цену предложения на торгах.

http://www.drlz.kiev.ua

 

Более того, у Минздрава были предпосылки «отсеять» предложения ПАО «Биофарма» на более ранних стадиях закупки, а не доводить ситуацию до «выяснения отношений» на торгах. Дело в том, что при перерегистрации препаратов ПАО «Биофарма» в 2014 году («Бетфер-1а» и «Бетфер-1b») из регистрационных свидетельств исчезли показатели концентрации растворителя, которые были неотъемлемой частью предмета закупки Минздрава. В связи с этим показатели растворителя были изъяты из определения предмета закупки, что позволило ПАО «Биофарма» беспрепятственно принимать участие в тендерах.

ВЫВОДЫ

Если с коррупцией не будут бороться СМИ и спецпроекты – такие, как «Наши гроши» – то с ней не будет бороться никто. Это понятно. Но понятно и то, что победа над коррупцией требует огромных специальных знаний и постоянного контакта с отраслью. Потому что в нефтянке пилят иначе, чем в медицине. Более того: медицина – еще и одна из наиболее сложных отраслей. Так, без постоянной помощи экспертов «Медицинскому контролю» нам бы не удалось подготовить ни одного расследования, и уж подавно они не могли бы претендовать на реальное раскрытие схем воровства. Именно поэтому, пиша о тендерных махинациях, нужно копать глубже, чем в разобранной здесь статье на «Наших грошах».

Тем более, детальный подход к анализу тендерных процедур позволит не только говорить постфактум о злоупотреблениях власть имущих, но и предупреждать о фактах коррупции. Вот, например, в статьи «Наших грошей» указано:

Но ведь это можно было предвидеть еще весной: схема начала реализовываться загодя. Вот что писал «Медицинский контроль» 22 апреля 2014 года:

 

Таким образом, разоблачение коррупции в медицине должно строиться не только на исследовании результатов закупок (хотя это тоже очень важно), но и на анализе медицинской составляющей вопроса.

 

Регионы